Открытая «левая» о ПЛАТОНЕ

Открытая «левая» о ПЛАТОНЕ

Сегодня сдохнешь ты, а завтра сдохну я?

 Репортаж из лагеря дальнобойщиков в Химках.
 Первая информация о том, что 200 дальнобольщиков Дагестана, выступающих против системы «Платон», направились в Москву, появилась в интернете 27 ноября 2015 ггода. Уже 29 ноября за 300 км от Москвы стояли практически все большегрузы.

3 декабря лишь 20 машинам удалось заехать в подмосковные Химки. Водители стоят там до сих пор – уже два с половиной месяца. 20 февраля ими была заявлена общероссийская 10-дневная забастовка. Корреспонденту «Открытой левой» удалось побывать в штабе дальнобойщиков и выяснить обстановку.

IMG_1115

Их главное место силы – небольшой вагон, где, собственно, все они каждый день и собираются. На вагоне небрежно написано – Штаб. Штаб открывается не раньше часа.

– Раньше часа не приезжайте, – каждый раз уточняет пресс-секретарь дальнобольщиков Тася, – они спят еще.

Об этом помнят и местные, которые каким-то образом сразу привязались к протестующим; на их поддержке все и держится.

– Местные нас сразу приняли. Им ничего не пришлось объяснять. Они в протестах давно, это у нас у многих – первый опыт, – говорит один из координаторов по имени Сергей.

На его словах в штаб заходит пожилой мужчина и ласково по-отечески говорит, что принес «смородинку», которая как никогда полезна сейчас.

Разговоры в штабе всегда яростные – снимая запись, обращаю внимание, что интервью идет на фоне отборного мата. По-другому про «Платон» здесь не говорят.

IMG_1116

Пока я потихоньку задаю свои вопросы, кто-то из дальнобольщиков включает ноутбук.

– Сейчас кино смотреть будем.

– Кино про упырей-дальнобольщиков? – хором спрашивают остальные. И смеются.

Фильмом оказалась вторая по счету пресс-конференция в Ростове по всероссийской консолидации сил водителей большегрузов. Первая прошла в Дагестане.

– В Дагестане сильнейший подъем. Там, чтоб вместить всех желающих, нужно было стадион арендовать. Объединились все, даже те, кого это проблема вообще не касается. Про них мини-фильм снимать вообще надо, чтоб остальным регионам показывать.

Ростов на этом фоне заметно смущен и боязлив. Неуверенные вопросы от «Как нам бороться и зачем?» до «Когда пойдут первые штрафы по «Платону»?

– Пока – тотальный разброд и шатание, – констатирует Сергей. – Хотя понять провинцию можно: там любой демарш строго карается. Мы-то сами знаете как первое время всего боялись? Первые трое суток мы тут вообще не спали: тут и «титушки», и провокаторы – кого тут только не было. С ума сходили от их бесконечных провокаций на столкновениях с полицией. Некоторым иногда вообще зубы хотелось повыбивать. А нельзя! Только такт и доброта.

Провокаторов научились быстро вычислять. Быт наладили. Силами местных обогреты, накормлены. С ними – постоянная связь.

IMG_1108

– Вот появились сомнения, что деньги на жизнь через Сбербанк не всегда доходят. Так теперь, – говорит Сергей, – каждый день люди присылают смс о сумме перевода. А я им уже ответ, пришли или нет.

Таких смс на его телефоне больше 700. Если еще о цифрах, то, например, за время стояния два развода.

– Почему это два? – с какой-то хитрой улыбкой спрашивает Владимир, чем сразу же снижает определенную степень драматизма.

– А третий у кого? – недоумевает Сергей.

– У меня.

– Господи, ты ж 8 лет назад развелся.

– Ну, моя жена еще тогда поняла, что я зачинщик, еще тогда сказала мне, знаю, Вова, что будешь в Химках стоять.

Здесь вообще постоянно и много шутят. Даже полицейское кольцо со смехом научились воспринимать как «защиту».

Ну, придут периодически, спросят раз в сотый, чего это мы тут, попросят написать объяснительные, перепишут паспортные данные и дальше наблюдать. А мы – работать. В день стабильно по одному региону присоединяем. Власти пока молчат. Но это – пока.

IMG_1117

У дальнобольщиков в гостях я была два раза. С момента последней встречи прошло чуть меньше месяца. Второй раз я приезжала 14 февраля. Шутки про «остаемся зимовать» уже не шутки.

Заметна усталость. Прошел страх. Если, например, первые информационные листовки и наклейки помогала делать семейная пара – добровольцы из Перми, то теперь все печатается непосредственно на месте. Перед забастовкой настроение – ровное, сосредоточенное. Несмотря на то, что за эти два с половиной месяца к протесту удалось привлечь 43 региона, раздать тысячи листовок, создать продуманный четкий информационный сайт – эффективность акции будет ясна только после 20 февраля. Самое же важное, что своего «пока» они все-таки дождались – власть уже перестала делать вид, что ничего не происходит.

– Власти активно начали работать с нашими региональными союзами – ищут слабые точки. Нас, конечно, не трогают, мы уже как Икея и Ашан тут – неотъемлемая часть ландшафта. А в регионах или обещают помощь, или откровенно запугивают. Везде, где создан профсоюз, происходит ровно одинаковая история: прессуют, вызывают в центры по экстремизму, например. Уже 15 человек там побывало.

– У нашего оренбургского товарища уже два суда было, – добавляет кто-то из глубины штаба. – На втором за организацию «Улитки» оштрафовали на 75 тысяч. Больше всего сейчас достается Дагестану – там проще впаять и экстремизм, и разжигание межнациональной розни. Но повторюсь, запугать сейчас сложнее.

IMG_1110

Однако все собравшиеся иллюзий не питают:

— Мы рассчитываем, что хотя бы 50 процентов тех, с кем мы общались, создавали профсоюзы, останется на 10 дней дома, понимая: чтобы увидеть того, кто действительно способен что-то изменить, достаточно утром посмотреть в зеркало. Но буду честен: с гражданским самосознанием у нас проблемы – кто-то сомневается, кто-то боится, кто-то не верит в результат, а кто-то зажат долгами и кредитами.

– Как те, что сейчас стоят недалеко от Ашана с абсолютно «лысой резиной», потому что уже ездят по «Платону»?

– Ага, не взорвался бы…

http://openleft.ru/?p=7889

Share This Post

Post Comment