Что такое коммунизм?

Что такое коммунизм?

Оригинал взят у в Опрос: Возможен ли коммунизм как общественный строй, или это утопия?

Картинки по запросу коммунизм

Я уже сказал, что начинаются вопросы из разряда последних. Вот это такой вопрос. При том, что общество на постсоветском пространстве в значительной степени левое и красное. Когда говорят, вот попробовали и ничего не получилось, то это сознательное искажение действительности, так как получилось очень много (огромные достижения народа, победа в самой тяжелейшей войне и появление действительно нового человека с непотребительской моралью, по крайней мере у нас таких людей было значительно больше чем там). И на самом деле окончательно социализм (по моему конечно) здесь не построили, на каком-то этапе стройка застопорилась, а потом недостроенное здание стало разрушаться.  А вот другую утопию (которую с воодушевлением стали строить в «перестройку» и в 90-е), утопию парламентской демократии и открытой рыночной экономики посмотрели и уже совершенно очевидно, что на нашей территории она невозможна. Больше того скажу, наше государство ещё как-то существует (по моему личному мнению конечно, не живёт, не развивается, а именно существует) так как остались какие-то пережитки планового хозяйства и социального государства. Если бы окончательно страна встроилась в ЗАПАДНЫЙ мир (как сырьевой придаток естественно), здесь бы уже проживал только обслуживающий персонал сырьевых компаний (и то вахтовым графиком). Так что такое по моему коммунизм, если это понятие максимально упростить? По моему это:
1 Полное самоуправление трудящихся снизу доверху с отзывом представителей всех уровней в любое время
2 Общественная собственность на средства производства (не путать с государственной)
3 Новый человек живущий по принципу, человек человеку друг, товарищ и брат.
Принцип от каждого по способностям, а каждому по потребностям очевидно не возможен, так как потребности имеют обыкновение расти до бесконечности и могут быть неразумными и даже вредными.
И моё мнение. Коммунизм возможен, но только тогда, когда человечество вообще, а жители постсоветского пространства в частности осознают, что иначе человечество быстро закончит свои дни. А если люди будут жить по принципу,ближнего обскакать, а нижнего обо …(обкака короче), нахапать побольше сегодня, а завтра хоть трава не расти, то естественно так и будет, человечество закончится.
Картинки по запросу коммунизм

РЕПЛИКА

А мы уже живем при коммунизме, том коммунизме, который обусловлен уровнем развития производительных сил общества. А если кто-то этого не понимает, то только вследствие того, что в их головах извращенное понимание коммунизма, как об обществе бездельников и тунеядцев, удовлетворяющих свои безмерные потребности за счет Духа святого. В свое время при написании «Принципов коммунизма» Маркс и Энгельс так ответили на вопрос, что такое коммунизм? — «Это учение об условиях освобождения рабочего класса»

Одна из самых сложных философских категорий — это свобода. В разных традициях разная трактовка этой категории и таких трактовок не мало (а в русском языке для определения есть даже 2 слова, второе слово ВОЛЯ).
Картинки по запросу я пришёл дать вам волю

Картинки по запросу это сладкое слово свобода фильм
НАЖМИ
Картинки по запросу статуя свободы
Статуя Свободы (в Париже)

Философские вопросы

Да здравствует соц. революция.jpg
«Для материалиста «успех» человеческой практики доказывает соответствие его научных представлений с объективной природой вещей, которые он либо воспринимает, либо может не воспринимать органами чувств в своих ощущениях.
Для солипсиста «успех» есть все то, что ему нужно на практике, которую он, как правило, рассматривает отдельно от теории познания.»

(В.И. Ленин «Материализм и эмпириокритицизм», Глава 2, параграф 6, М. Политиздат, 1969 г. с поправками автора заметки)

СВОБОДА КАК ПОЗНАННАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ. ЧТО ЖЕ ПЕРВИЧНО?

Сегодня образованный читатель, скорее всего, сделает брезгливую физиономию, прочитав название этой заметки. Какому еще идиоту, — скажет он, — взбрело в голову рассуждать о какой-то «необходимости»? В самом деле, у многих начитанных обывателей эта философская категория чаще всего отождествляется и ассоциируется с такими словами, как «нужда» или «необходимо». По мнению этих образованных людей, сие определение категории «свободы», оправдывает и обосновывает неоправданную изоляцию людей от общества: попадешь, дескать, в места не столь отдаленные, тогда и заполучишь свою свободу. Скорее всего, именно таким был ход мыслей у философов, обосновывавших сталинский террор не в столь далеком прошлом. Хочется сказать: в «историческом», — но язык не поворачивается. Еще много людей во властных и около властных структурах России считают, что «вполне реализованная свобода – это отсутствие какого-либо права вообще».
Попробую, однако, дать толкование определения категории «свободы» с точки зрения немецкой классической философии. Прочтем из работы «Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии» Ф. Энгельса цитаты Г.В.Ф. Гегеля: «Все действительное разумно; все разумное действительно; в своем развертывании действительность раскрывается как необходимость». Сам Ф. Энгельс расшифровал эту триединую философскую головоломку Гегеля в следующем ключе: «НЕОБХОДИМОСТЬ – это то, во что раскрывается в своем развертывании действительность, доступная и достойная разума человеческого». Говоря доступным языком, «необходимость» — это объективный закон, по которому развертывается действительность. Познание необходимости, поэтому, означает познание законов развития действительности, то есть законов развития природы, законов развития общества, законов развития самого человека и т.д., и т.п. Свободным же человек становится по мере освоения этих законов.

Стало ли из этих рассуждений читателю ясна разница между такой формой толкования свободы как «познанной необходимости» и толкованием свободы в форме «определенным образом ограничения воли человека» немецкого социал-демократа Эдуарда БЕРНШТЕЙНА (Bernstein) (1850-1932) — зависит от собственного разума человека. Русская школа философии, как известно, толкует свободу, как ничем и никем не ограниченную волю человека. А один из основоположников советской школы философии Богданов-Малиновский полагал, что «вполне реализованная свобода – это отсутствие какого-либо права вообще».
Однако, более дотошный читатель после того, как определится в своем выборе формы толкования категории свободы, должен бы спросить себя, как же в таком случае обстоят дела с проблемой соотношения Материи и Сознания, Бытия и Духа? Обратимся опять-таки к классикам. Процитирую из работы «Анти-Дюринг» Ф. Энгельса его любопытные рассуждения на тему соотношений полюсов логических противоположностей:

«Истина и заблуждение, подобно всем логическим категориям, движущимся в полярных противоположностях, имеют абсолютное значение только в пределах чрезвычайно ограниченной области…Как только мы станем применять противоположность истины и заблуждения вне границ вышеуказанной узкой области, так эта противоположность сделается относительной и, следовательно, негодной для точного научного способа выражения. А если мы попытаемся применять эту противоположность вне пределов указанной области, как абсолютную, то мы уже совсем потерпим фиаско: оба полюса противоположности превратятся каждый в свою противоположность, то есть истина станет заблуждением, заблуждение – истиной» (Отдел 1, Глава 9.). А из работы «Материализм и эмпириокритицизм» В.И. Ленина, процитируем не менее интересные рассуждения этого, ныне тщательно шельмуемого «образованными» обывателями, марксиста: «Конечно, и противоположность материи и сознания имеет абсолютное значение только в пределах основного гносеологического вопроса о том, что признать первичным и что вторичным» (Глава 3.1) Те, кто полагают, что материя первична, относятся к лагерю материалистов; утверждающие противоположное – к лагерю идеалистов. Но этот раздел не ограничивается только этой проблемой. Ведь следом за признанием первичности или вторичности философских категорий, тут же встает вопрос о способности человека к познанию истины, способности к познанию законов развития материи и сознания, Бытия и Духа. Так вот лагерь материалистов признает способность человека к познанию мира и обретению, — на основании этого познания, — свободы. Лагерь идеалистов такой способности не признает. Хотя и внутри этих двух основных философских лагерей образовались и до сих пор образуются разнообразные течения философской мысли, которые либо признают, либо не признают способность человека к познанию истины.
Я полагаю, что все же основной гносеологический вопрос философии, то есть вопрос первичности или вторичности материи и сознания, бытия и духа сводится к решению вопроса, что является проявлением свойств чего: сознание ли, дух ли является проявлением определенных свойств высокоорганизованной материи и бытия, или материя, бытие является проявлением определенных свойств сознания и духа.
Древние философы Сократ и Платон под истинным бытием подразумевали мир «абсолютных идей, истин». Значит, с их точки зрения положение о «бытие, определяющем сознание» говорит лишь о том, что мир абсолютных идей – истин определяет сознание человека. То есть, в мире людей воспитание человека определяет его бытие и бытие народов. Перешагнуть из мира повседневности в мир абсолютных идей или истин, означает совершение трансцендентального акта познания красоты бытия. Очевидно, о таком спасении мира через познание абсолютной истины подразумевал великий русский писатель Ф. Достоевский, когда говорил, что «Красота спасет Мир».Философы, отрицающие возможность и способность простых людей к такому трансцендентальному акту познания «красоты бытия», носят название агностиков. Как известно, сегодня они сгруппировались вокруг философии Э. Канта и О. Конта. Их любимый довод для опровержения положений немецкой классической философии является вульгарное противоположение яйца и курицы. Скажешь, что курица – первична, так тут же следует контр-вопрос: «откуда ж тогда появилась сама курица?» Скажешь, что первично яйцо, следует контрдовод: « дескать, как это могут яйца учить курицу?». Основываясь на этом практическом виртуальном примере, наши русские философы с помощью недоучившихся советских журналистов в период партийной перестройки опровергали марксизм и решали, между прочим, вопрос существования СССР. А между тем решение этого вульгаризма и «яйца выеденного не стоит». Проблема-то противоположения яйца и курицы лежит вне границ основного гносеологического вопроса философии. Стало быть, верны все ответы, поскольку вне границ «чрезвычайно узких областей» противоположение истины и заблуждения относительно!
Сколь долго россияне будут оставаться заложниками вульгарной философии агностицизма-позитивизма, зависит от нашего собственного разума.

Ян РАДИЙ. 22.02.2017 г. Белорецк

Share This Post

Post Comment