5 Мая родился человек, создавший теорию освобождения Труда от ига Капитала

5 Мая родился человек, создавший теорию освобождения Труда от ига Капитала

К. Маркс

Краткая биография — МАРКС КАРЛ (1818-1883)

Высказывания и афоризмы Маркса

Карл Маркс – выдающийся немецкий политический мыслитель, философ, социолог, общественный деятель, экономист, писатель, политический журналист. История конца XIX-XX вв., социальная мысль этого периода испытали на себе огромное влияние его идей. Маркс выступил основоположником принципов исторического и диалектического материализма; в сфере экономики ему принадлежит заслуга создания теории прибавочной стоимости, в области политики он разработал теорию классовой борьбы; вместе с Ф. Энгельсом создал цельное политическое, экономическое, философское учение, названное в его честь марксизмом.

Родиной К. Маркса был г. Трир (Рейнская провинция), где он появился на свет 5 мая 1818 г. в семье образованных, интеллигентных людей. Отец его был адвокатом, евреем, перешедшим в лоно протестантской религии. В 1733-1735 гг. Карл учится в трирской гимназии, еще в школьные годы знакомится с идеями не только немецкого, но и французского Просвещения.

По окончании гимназического курса на протяжении двух семестров Маркс обучается в Боннском университете, затем переезжает в Берлин и продолжает образование там. Изучая право, он проявлял огромный интерес к истории и философии, и учение Гегеля очень многое определило в его мировоззрении. Берлинский университет Маркс заканчивает экстерном в 1841 г., защищает диссертацию и получает степень доктора философии.

В его планы входило стать преподавателем философии в Боннском университете, издавать собственный журнал, заняться исследованием христианского искусства, однако карьеру человека науки ему помешала реализовать реакционность политики, проводимой правительством. Карл Маркс стал работать в «Новой Рейнской газете», сначала журналистом, затем редактором. В январе 1843 г. в его статьях почти в открытую звучит призыв к свержению монархии путем революции, из-за чего газета была закрыта.

1843-ой оказался «урожайным» в его биографии: 19 июня Карл Маркс женится на дочери друга семьи Женни фон Вестфален. В этом же году он приезжает в Париж, где непосредственно контактирует с представителями демократического, социалистического движения, рабочими организации. Там же в 1844 г. он познакомился и подружился с Фридрихом Энгельсом, с которым они будут друзьями и единомышленниками на протяжении почти 40 лет. В их тандеме роль первой скрипки, как считается, принадлежала Марксу, однако именно огромная поддержка Энгельса, в т.ч. моральная и материальная, сделала возможными будущие достижения. Первая совместная работа выходит уже 1845 г.

Став членами международной тайной организации «Союз справедливых» весной 1847 г., К. Маркс и Ф. Энгельс пишут по ее поручению «Манифест коммунистической партии» (опубликован в Лондоне в феврале 1848 г). Для рабочего и социалистического движения он стал программным документом, которому сразу же пришлось пройти историческую проверку во время революции 1848-1849 гг.

С июня 1848 г. по май 1849 г. Маркс и Энгельс выпускали ежедневную «Новую Реймскую газету», издание которой был запрещен правительством. После поражения революции Маркс был выслан из Германии, уехал в Париж. С августа 1849 г. его биография связана с Лондоном: в этом городе он оставался до самой смерти. Эмиграция была временем крайне непростым, семья терпела лишения, живя только на периодические гонорары от газетных статей, и только постоянная материальная поддержка Энгельса помогала держаться на плаву.

В 50-ые гг. К. Маркс начинает систематическую работу над собственной экономической теорией, много времени проводит в библиотеке Британского музея, изучая самые разные научные дисциплины. На протяжении 1863-1765 гг. Макс пишет труд, который в 1867 г. выйдет как первый том ставшего знаменитым «Капитала». Второй и третий тома, над которыми Маркс трудился до конца жизни, будут опубликованы Энгельсом уже после смерти товарища, в 1785-1794 гг.

Карл Маркс не только был крупным теоретиком, но и занимался активной общественной деятельностью. В 1864 г. он выступил в роли организатора международного товарищества рабочих, которое впоследствии было названо Первым Интернационалом и оказало огромное влияние на рабочее и социалистическое движение. Последние годы жизни ознаменованы активным участием в создании пролетарских партий. Умер создатель марксизма 14 марта 1883 г. в Лондоне, похоронили его на Хайгетском кладбище.

Афоризмы и цитаты Маркса
Источник:
http://www.wisdoms.ru/avt/b150.html

Про ленинское, якобы, положение о трех источниках и трех составных частях марксизма.

Я думаю, это положение русские марксисты воспринимают буквально натуралистически. Что позволяет фарисеям заниматься комбинацией различных теорий, созданных идеологами  буржуазии, и выдавать эти комбинации за «марксизм». В частности, в России самым любимым занятием фарисеев является комбинирование теории ценности Мальтуса с теорией трудовой стоимости Смита и Рикардо. Товарищ Туган-Барановский (1865-1919) в свое время даже выдумал Учение о предельной полезности, которое советские коммунисты-эмпириомонисты использовали на практике в СССР, а их потомки, переодевшись в одежды «либералов», применяют на практике сегодня.

Учение Маркса соотносится с марксизмом примерно так же, как Учение Христа соотносится с христианством

 НЕСКОЛЬКО СЛОВ О МАРКСИЗМЕ.

 «Каким образом можно принять экономическую теорию Маркса с ее окончательным выводом – о революционной роли пролетариата, как организатора коммунизма при посредстве капитализма, когда у нас хотят искать путей к коммунизму помимо капитализма и создаваемого им пролетариата?».

В. И. ЛЕНИН «Что такое «друзья народа»…», ИС т. 1, с. 154, М. Политиздат, 1987 г.

Параграф 1. О НЕДОСТАТКЕ ПРАКТИЧЕСКОГО ОТНОШЕНИЯ К МАРКСИЗМУ

В наше время марксизм не пользуется особенной благосклонностью людей. Марксизм в представлении российского обывателя сегодня предстает в лучшем случае, как образ абстрактной науки, которой занимаются чудаки. Такие «чудаки» собираются в клубы по интересам, вроде подобной электронной рассылки, и  пытаются доказать друг другу, что их понимание марксизма гораздо тождественнее истинному марксизму. Такая цель обнаруживает практическое отношение «чудаков» к рассматриваемому предмету. А всякое практическое отношение к чему – либо, как в свое время говорил Г.В.Ф. Гегель, эгоистично по своей сути. Мы пытаемся употребить марксизм для своих нужд, и потому стремимся стереть его грани, истощить, а значит, уничтожить. Результатом такого практического отношения к марксизму является чувство удовлетворения и гордости, которое нарушается, когда мы ощущаем недостаток понимания своих взглядов на марксизм. Поэтому деятельность «чудаков» сводится к снятию противоречия, делая свое понимание марксизма тождественным с собой. Иначе говоря, «чудаки» жертвуют предметом, чтобы восстановить единство с самими собой.
Для того, чтобы преодолеть сей замкнутый порочный круг отношения к марксизму я попытаюсь предложить «чудакам» рассмотреть марксизм с теоретической точки зрения. Эта точка зрения двояка. С одной стороны «марксизм» — это объект познания действительности. С другой – предмет познания действительности. Как предмет познания, марксизм предстает в качестве совокупности наук о всеобщих законах развития человеческого общества.  Истинность марксизма, как предмета познания, проверяется исторической практикой.

Как объект познания, марксизм предстает перед нами некой непознанной структурой и методом, которые требуют изучения. Для объективного рассмотрения марксизма, как объекта познания, субъекту нужно изучить его изнутри и снаружи.
Попытаемся сделать последнее.

Параграф 2. Что говорил К.Маркс о СВОЕМ МЕТОДЕ И понимании
метода учеными в 19-м веке.

Единственный способ достичь хоть какого-то приличного результата в этом направлении заключается в обращении к первоисточникам. Правда, некоторые «чудаки», желая осложнить проблему, заявляют об ущербности русского перевода всех первоисточников. Однако, признавая факты фальсификации некоторых выражений и даже работ классиков марксизма, мы не должны впадать в крайность маниакальной подозрительности ко всем толмачам Института марксизма-ленинизма. Да, и сколько бы не изощряться в подмене понятий отдельных слов и даже выражений, общий смысл и логику предложений невозможно полностью фальсифицировать.
В 1872 г. в С-Петербурге вышло в свет первое русское издание работы К.Г. Маркса «КАПИТАЛ. Критика политической экономии. Том I. Книга I. Процесс производства капитала»
Вообще, это было уже второе издание этого, заинтриговавшего все научное сообщество Европы, труда. Вот что пишет в послесловии к этому изданию сам Маркс 24 января 1873 года:
«Прекрасный русский перевод «Капитала» появился весной 1872 г. в Петербурге. Издание в 3 000 экземпляров в настоящее время уже почти разошлось. Еще в 1871 году г-н Н. Зибер, профессор политической экономии в Киевском университете, в своейработе «Теория ценности и капитала Д.Рикардо» показал, что моя теория стоимости, денег и капитала в ее основных чертах является необходимым дальнейшим развитием учения Смита— Рикардо. При чтении этой ценной книги западноевропейского читателя особенно поражает последовательное проведение раз принятой чисто теоретической точки зрения.
Метод, примененный в «Капитале», был плохо понят, что доказывается уже противоречащими друг другу характеристиками его.
Так, парижский журнал «Revue Positiviste» упрекает меня, с одной стороны, в том, что я рассматриваю политическую экономию метафизически, а с другой стороны — отгадайте-ка, — в том, что я ограничиваюсь критическим расчленением  данного, а не сочиняю рецептов (контовских?) для кухни будущего. По поводу упрека в метафизике проф. Зибер замечает:  «На сколько речь идет собственно о теории,  метод Маркса есть дедуктивный  метод всей английской школы, и недостатки его, как и достоинства, разделяются лучшими из экономистов-теоретиков»**…

…Петербургский «Вестник Европы» в статье, посвященной исключительно методу «Капитала» (майский номер за 1872 г., стр. 427—436) ***, находит, что метод моего исследования строго реалистичен, метод изложения, к несчастью, немецки — диалектичен. Автор пишет:

«Если судить по внешней форме изложения, Маркс большой идеалист- философ, и притом в «немецком», т. е. дурном, значении этого слова. На самом же деле он бесконечно более реалист, чем все его предшественники в деле экономической критики… ; Идеалистом его ни в каком случае уже нельзя считать».

Я не могу лучше ответить автору, как несколькими выдержками из его же собственной критики; к тому же выдержки эти не лишены интереса для многих из моих читателей, которым недоступен русский оригинал.

Приведя цитату из моего предисловия к «К критике политической экономии», Берлин, 1859, стр. IV—VII, где я изложил материалистическую основу моего метода, автор продолжает:

«Для Маркса важно только одно: найти закон тех явлении, исследованием которых он занимается. И при том для него важен не один закон, управляющий ими, пока они имеют известную форму и пока они находятся в том взаимоотношении, которое наблюдается в данное время. Для него, сверх того, еще важен закон их изменяемости, их развития, т. е. перехода от одной формы к другой, от одного порядка взаимоотношений к другому. Раз он открыл этот закон, он рассматривает подробнее последствия, в которых закон проявляется в общественной жизни… Сообразно с этим Маркс заботится только об одном: чтобы точным научным исследованием доказать необходимость определенных порядков общественных отношений и чтобы возможно безупречнее констатировать факты, служащие ему исходными пунктами и опорой. Для него совершенно достаточно, если он, доказав необходимость современного порядка, доказал н необходимость другого порядка, к которому непременно должен быть сделай переход от первого, все равно, думают ли об этом или не думают, сознают ли это или не сознают. Маркс рассматривает общественное движение как естественноисторический процесс, которым управляют законы, не только не находящиеся в зависимости от воли, сознания п намерения человека, но и сами еще определяющие его волю, сознание и намерения… Если сознательный элемент в истории культуры играет такую подчиненную роль, то понятно, что критика, имеющая своим предметом самую культуру, всего менее может иметь своим основанием какую-нибудь форму или какой-либо результат сознания. То есть не идея, а внешнее явление одно только может ей служить исходным пунктом. Критика будет заключаться в сравнении, сопоставлении и сличении факта не с идеей, а с другим фактом. Для нее важно только, чтобы оба факта были возможно точнее исследованы и действительно представляли собой различные степени развития, да сверх того важно, чтобы не менее точно были исследованы порядок, последовательность и связь, в которых проявляются эти степени развития… Иному читателю может при этом прийти на мысль и такой вопрос… ведь общие законы экономической жизни одни и те же, все равно, применяются ли они к современной или прошлой жизни? Но именно этого Маркс не признает. Таких общих законов для него не существует… По его мнению, напротив, каждый крупный исторический период имеет свои законы… Но как только жизнь пережила данный период развития, вышла из данной стадии и вступила в другую, она начинает управляться уже другими законами. Словом, экономическая жизнь представляет нам в этом случае явление, совершенно аналогичное тому, что мы наблюдаем в других разрядах биологических явлений… Старые экономисты не понимали природы экономических законов, считая их однородными с законами физики в химии… Более глубокий анализ явлений показал, что социальные организмы отличаются друг от друга не менее глубоко, чем организмы ботанические и зоологические… Одно и то же явление, вследствие различия в строе этих организмов, разнородности их органов, различий условий, среди которых органам приходится функционировать, и т. д., подчиняется совершенно  различным законам. Маркс отказывается, например,  признавать, что закон увеличения народонаселения один и тот же всегда и повсюду, для всех времен и для всех мест. Он утверждает, напротив, что каждая степень развития имеет свой закон размножения… В зависимости от различий в уровне развития производительных сил изменяются отношения и законы, их регулирующие. Задаваясь, таким образом, целью — исследовать и объяснить капиталистический порядок хозяйства, Маркс только строго научно формулировал цель, которую может иметь точное исследование экономической жизни… Его научная цена заключается в выяснении тех частных законов, которым подчиняются возникновение, существование, развитие, смерть данного социального организма и замене его другим, высшим. И эту цену действительно имеет книга Маркса».

Автор, описав так удачно то, что он называет моим действительным методом, и отнесшись так благосклонно к моим личным приемам применения этого метода, тем самым описал не что иное, как диалектический метод.

Конечно, способ изложения не может с формальной стороны не отличаться от способа исследования. Исследование должно детально освоиться с материалом, проанализировать различные формы его развития, проследить их внутреннюю связь. Лишь после того, как зта работа закончена, может быть надлежащим образом изображено действительное движение. Раз это удалось и жизнь материала получила свое идеальное отражение, то может показаться, что перед нами априорная конструкция.

Мой диалектический метод по своей основе не только отличен от гегелевского, но является его прямой противоположностью. Для Гегеля процесс мышления, который он превращает даже под именем идеи в самостоятельный субъект, есть демиург**** действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление. У меня же, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней.

Мистифицирующую сторону гегелевской диалектики я подверг критике почти 30 лет тому назад, в то время, когда она была еще в моде. Но как раз в то время, когда я работал над первым томом «Капитала», крикливые, претенциозные и весьма посредственные эпигоны, задающие тон в современной образованной Германии, усвоили манеру третировать Гегеля, как некогда, во времена Лессинга, бравый Мозес Мендельсон третировал Спинозу, как «мертвую собаку». Я поэтому открыто объявил себя учеником этого великого мыслителя и в главе о теории стоимости местами даже кокетничал характерной для Гегеля манерой выражения…»

(Москва, Издательство политической литературы — 1978 г. Стр. 19-21)

Выделение шрифтов автора этой заметки.

_________________________________________
* Здесь речь идет о журнале «Laphilosophiepositive. Revue»  («Позитивистская философия, Обозрение»), выходившем в Париже в 1867 – 1883 годах, в его третьем номере за ноябрь-декабрь 1868 г. Была опубликована краткая рецензия на первый том «Капитала», написанная Е.В. Де-Роберти, последователем позитивистской философии О. Конта

** Н. Зибер «Теория ценности и капитала Д. Рикардо в связи с позднейшими дополнениями и разъяснениями», Киев, 1871 г. С.170.

*** Эта статья («Точка зрения политико-экономической критики у Карла Маркса») была написана И.И. Кауфманом.

**** Творец, созидатель.

Параграф 3. МОИ НЕНАВЯЗЧИВЫЕ ВЫВОДЫ

Кто такой профессор Киевского госуниверситета Николай Иванович Зибер (1844-1888),  можно узнать по Указателю имен, представленному Издательством политической литературы в том же 1-м томе КАПИТАЛА. Это – один из первых распространителей и агитаторов КАПИТАЛА. По мнению деятелей Института марксизма-ленинизма – сторонник радикального буржуазного реформизма. Кто такой И.И. Кауфман, узнать не возможно, поскольку сведений о нем ни в одном Указатели имен, представленных в каких-либо томах произведений классиков марксизма, найти невозможно. Странно, однако. Ведь, именно И.И. Кауфман, — очевидно, профессор С- Петербургского госуниверситета, — наиболее точно отразил существо метода, которым пользовался К. МАРКС при написании своего КАПИТАЛА.

Сей метод заключается в детальном анализе изучаемого материала, то есть мысленном разложении на элементы, его составляющие. Исследование должно детально освоиться с материалом, проанализировать различные формы элементов и их развитие, проследить их внутреннюю связь. Лишь после того, как эта работа закончена, может быть надлежащим образом изображено действительное движение. И на основе этого изучения построение будущности – прогнозирование — изучаемого материала. Раз это удалось, и жизнь материала получила свое идеальное отражение, то может показаться, что перед нами априорная конструкция. То есть диалектический метод – это метод, сочетающий метод анализа и синтеза, метод индукции и дедукции логических категорий.

На практике Марксов метод давно нашел применение в различных отраслях человеческой деятельности. Например, в театроведении, как метод Станиславского; в сыскном деле, как метод дедукции; в экономике, как стратегическое планирование. И так далее. Просто, интеллигенция, которая правит нашими чувствами и образами, определяющими сознание индивидов, из чувства эгоизма упорно не желает признавать сей очевидный факт.

В рассуждениях И.И. Кауфмана о методе Маркса, можно найти и своеобразие русского марксизма. Он недвусмысленно отождествляет процессы, происходящие в социальной материи с процессами, происходящими в животном и растительном мире, приписывая это отождествление самому К.Г. Марксу. В последующем, эта тенденция получила развитие в Европе в форме социал-дарвинизма, а в России, — как средство ведения полемики и политических баталий, — в форме ленинизма, и, — как средство установления деспотического политического режима в стране, — в форме сталинизма.

Проведем мысленно спектральный анализ русского общества и всех политических партий, которые активно участвовали в его политической жизни в конце 19-го, начале 20- го веков. И мы увидим очевидное преобладание мелкобуржуазных элементов. Этому спектральному анализу соответствуют производственные отношения, которые господствовали в 20-веке в России, для поддержания которых были созданы соответствующие государственно-политические учреждения.

Эти отношения созрели до нынешнего уровня, которые мы имеем сегодня. Их надобно развивать далее, а не пытаться реанимировать давно отжившие отношения. Чему может очень помочь Марксов метод.

Ян РАДИЙ. 21 марта 2009 г.

ОТКУДА БЕРЕТСЯ ПРИБАВОЧНАЯ СТОИМОСТЬ

«Классическая политическая экономия* заимствовала из промышленной практики ходячее представление фабриканта, будто он покупает и оплачивает труд своих рабочих. Этого представления было вполне достаточно фабриканту для ведения дел, для счетоводства и калькуляции цен. Однако, будучи наивным образом перенесено в политическую экономию, это представление породило там совершенно поразительные заблуждения и путаницу.» Введение Ф. Энгельса к изданию 1891 года работы К. Маркса «Наемный труд и капитал». К. Маркс и Ф. Энгельс, избранные произведения в трех томах, том 1, М. Политиздат — 1985, с. 145.
*Маркс пишет в «Капитале»: «Под классической политической экономией я понимаю всю политическую экономию, начиная с У. Петти, которая исследует внутренние зависимости буржуазных отношений производства» (см.: Маркс К., Ф. Энгельс. т.23, с. 91) Крупнейшими представителями классической политэкономии в Англии были Адам Смит и Д. Рикардо. (… т.1 М. Политиздат — 1985, с. 574).
Ф. Энгельс пишет в своем ВВЕДЕНИИ 1891 г. : «Все внесенные мной изменения относятся к одному пункту. Согласно оригиналу (1849 г.) рабочий за заработную плату продает капиталисту свой труд, согласно теперешнему тексту, — свою рабочую силу. По поводу этого изменения я должен дать разъяснение. Разъяснение рабочим, чтобы они видели, что здесь перед нами не пустое буквоедство, а, напротив, один из важнейших пунктов всей политической экономии.» (…т. 1, Политиздат — 1985, с . 145)
ВЫВОД: Все недоразумения и путаница социалистической экономики в СССР заключались в том, что советские экономисты пытались определять стоимость товаров,  вложенным в его производство трудом и платить работникам за из труд.

На самом деле работник продает капиталисту-организатору производства не свой труд, а свою энергию труда — рабочую силу. А стоимость товара определяется общественным трудом, который кристаллизуется в нем в результате сложных процессов обмена. Величина стоимости товара определяется количеством этого общественного труда, который способен освоить произведенный товар. Что, в свою очередь, определяется конкуренцией спроса-предложения. Конкуренция сия трехмерна. Чем выше конкурентоспособность товара, тем больше общественного труда может быть освоено товаром.
Общественный труд, вложенный в производство товара, определяет стоимость издержек его производства. Количество вложенного общественного труда определяет величину стоимости издержек его производства. Разница между величиной стоимости товара и величиной стоимости издержек его производства определяет величину прибавочной стоимости.
Таким образом, мы видим, что справедливое распределение  прибавочной стоимости требует участия рабочих в управлении общественным производством и распределением, и это является общественно — необходимым условием выживания их себя и своих семей.

Ян РАДИЙ. 25.03.2016 г.

«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата»
К. МАРКС «Критика Готской программы»
О СИСТЕМЕ ОПЛАТЫ ТРУДА ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ-КОММУНИЗМЕ В КОНТЕКСТЕ ПРЕДЛОЖЕНИЙ ПО ВЫХОДУ ИЗ СИСТЕМНОГО КРИЗИСА.
Отношения заработной платы работников – это составная часть производственных отношений, складывающихся в социально-экономических системах. При господстве мелкотоварного производства, когда каждый производитель владел своим средством производства и выносил свой продукт труда на рынок для продажи самостоятельно, проблема отношения заработной платы решалось достаточно просто. Производитель забирал полученный доход от реализации товара сам и тратил его, как ему заблагорассудится, в рамках устоявшихся традиций. Какой-то минимум, в качестве вознаграждения, выдавался ученикам и подмастерьям, остальная часть шла на развитие ремесла: покупку сырья, ремонт оборудования и еду семьи. Капитализм экспроприирует (обобществляет) средства производства мелких товаропроизводителей, концентрируя их в частных руках, и создает массу обездоленных, лишенных средств производства, людей, то есть пролетариат. Создается общественное производство как решение конфликта между ТРУДОМ и КАПИТАЛОМ. Для того, чтобы привести в движение КАПИТАЛ капиталисты вынуждены прибегать к материальной мотивации ТРУДА. На разных стадиях развития капитализма – от цеховой организации производства, простой кооперации, картелей, трестов до транснациональных финансово-промышленных корпораций — применялись и применяются различные методы и системы стимулирования ТРУДА. Наиболее известны – это повременная система и сдельная (поштучная). Маркс доказал, что обе системы являются модификациями потогонной буржуазной системы оплаты труда. Все они служат разжиганию конкуренции между работниками с целью поддержания их заработной платы на уровне «прожиточного минимума». Как показал и показывает исторический опыт СССР и новой России, при централизации средств производства в руках государства потогонные системы оплаты труда находят весьма изощренные способы применения: сдельно-премиальные, сдельно-прогрессивные, прогрессивно-премиальные, повременно-премиальные и, наконец, «ПОДУШНАЯ» системы – чего только не придумают идеологи капиталистического способа производства, чтобы только разжечь и поддерживать конкуренцию между работниками для минимизации их заработной платы до «прожиточного минимума» с целью получения максимальной нормы прибыли.
При буржуазной системе оплаты труда (каждому по его труду) остается не решенным основное противоречие современного способа производства – противоречие между общественным характером производства и частно (мелко) собственнической формой присвоения. И хотя сегодня ни один человек не способен сказать, что он один произвел продукт современного производства, а значит, как — будто бы отсутствуют экономические предпосылки процветания человеческого эгоизма, алчности и прочих пороков человечества, однако, частно собственнические, или персонализированные способы присвоения, оставшиеся нам в наследство от, господствовавшего тысячелетия, мелкотоварного способа производства, стабильно и цепко продолжают определять нравственно-этическое поведение людей. .
Как преодолеть основное противоречие современного способа производства?
Основным вопросом отношений собственности, который определяет развитие общественных производительных сил, является вопрос отношения социальных групп общества по поводу результатов труда всего общества. Решение вопроса, стало быть, лежит в плоскости наделения непосредственных производителей материальных благ общества правом совладения результатов труда всего общества (страны, предприятия, участка, цеха). Но ни один хозяин предприятия или собственник капитала добровольно не наделит рабочих этим правом, а будет всеми силами и способами сохранять НАЕМНЫЙ ХАРАКТЕР ТРУДА, ибо это является условием господства капитала над трудом, условием господства одной части общества над другой. Стало быть, для освобождения рабочих из-под гнета капитала необходимо преодолеть наемный характера труда. Но наемный характер труда держится исключительно на конкуренции рабочих между собой.
Экономическая доктрина Маркса говорит, что формы присвоения, обмена и распределения должны соответствовать характеру общественного производства. А как этого добиться? Нужно создать условия для минимизации конкуренции между работниками – непосредственными производителями материальных и духовных благ человечества. Сделать это без участия государства практически маловероятно. Государство, которое обеспечит минимизацию конкуренции между непосредственными производителями, станет называться действительным демократическим правовым государством, то есть государством диктатуры пролетариата. Это государство, очевидно, и будет обеспечивать оптимальную дисперсию доходов различных категорий работников, а значит, обеспечит эффективное управление экономикой и ее стабильный рост. Очевидно, тогда и только тогда блестящая теория В.Ф. ТУГАНОВА о соотношении дисперсий доходов различных групп работников с ростом ВВП, найдет свое практическое воплощение.*
Государство революционной диктатуры пролетариата обеспечит участие рабочих в управлении общественным производством и сделает их полноправными совладельцами результатов труда всего общества, как на уровне предприятий, так и на уровне государственной власти. Как это отразится на системе оплаты труда? Очевидно, что рабочие промышленных предприятий должны будут выделить свой фонд оплаты труда из общего фонда оплаты труда предприятия, установив прямой и твердый коэффициент между своим фондом и фондом оплаты труда управленческого персонала. Вероятнее всего, что этот вопрос будет решен путем заключения коллективного договора между рабочими и управленцами. На мой взгляд, это соотношение должно быть как 10:1, то есть фонд оплаты труда управленческого аппарата не может превышать 10% фонда рабочих. Это будет альтернатива «децильному» коэффициенту, который навязан сегодня хитро-мудрыми либерал-экономистами с 1993 года в целях разложения российского общества на сверхбогатых и нищих, и который, конечно, будет отменен. Минимальная ставка оплаты труда (ставка 1-го разряда) всех работников предприятия будет определяться исходя из финансово-экономических возможностей предприятия, стоимости потребительской корзины на местах, но не может быть ниже той, что устанавливает государство. Очевидно, что поразрядные коэффициенты, определяющие квалификацию работников, должны также устанавливаться государством с согласия профсоюзов. Очевидно, что государство революционной диктатуры пролетариата отменит обычай устанавливать императивный норматив общего фонда оплаты труда, из того соображения, что названный норматив (%) должен отражать движение органического строения капитала предприятий, и может служить лишь качественным показателем его развития. Однако, государство революционной диктатуры пролетариата будет способствовать опережению роста затрат на заработную плату работников перед ростом затрат на основные и оборотные средства производства с тем, чтобы доля общего фонд оплаты труда работников в стоимости издержек производства предприятий постепенно повышался и достиг показателей, общепризнанных в Мировом сообществе. Очевидно, если в экономически развитых странах доля общего фонда оплаты труда (авансовые затраты на переменный капитал) составляет не менее 60% себестоимости товарной продукции, то и государству диктатуры пролетариата в России будет неловко сохранять свои, пока существующие, нищенские 10%..
Участие рабочих в управлении общественным производством на уровне власти в государстве диктатуры пролетариата выльется в определении натурального и стоимостного показателя потребительской корзины, как на местах, так и в общенациональном масштабе. Очевидно, что натуральный и стоимостной показатель этой самой корзины обязан обеспечивать расширенное воспроизводство российской семьи, состоящей, как минимум из пяти человек: двух взрослых и трех детей. То есть должен обеспечивать покрытие затрат на жилье, социальные нужды, коммунальные услуги, образование, развитие культуры, достаточную и калорийную пищу и т.д. и т.п. Тогда и только тогда российская экономика и российское государство будут обеспечены отечественной рабочей силой в необходимом количестве и надлежащего качества.
Таким образом, при государстве революционной диктатуры пролетариата будет соблюдаться формула: «Социализм – это есть общественная собственность на средства производства плюс контроль экономики страны рабочим рублем». Экономика страны будет регулироваться через доходы доходами рабочего класса посредством его твердой нормы заработной платы в себестоимости продукции, произведенной его руками. Только в этом случае будет соблюдаться условие роста ЧИСТОГО ДОХОДА ОБЩЕСТВА, необходимого для расширенного развития самого общества.
ЧДО = ДО – Z (ДЯО), где ЧДО – чистый доход общества, без него не возможно расширенное развитие человечества. ДО – общий доход общества за определенный период времени (допустим, пятилетку), иными словами — выручка от реализации, произведенных продуктов труда; по сути – ВВП общества. Z (ДЯО) – сумма доходов производственных ячеек общества. Z (ДЯО) = Z Н.з. Х ДО, где Z Н.з. – сумма норм заработных плат (доходов) ячеек общества; Х – знак умножения; Отсюда, ЧДО = ДО – ДО Х Z Н.з. = ДО (1- Z Н.з.). ЧДО = ДО (1 – Z Н.з.). Рост чистого дохода общества возможен лишь при условии постоянного убывания Z Н.з. от 1, что, в свою очередь, возможно лишь, когда темпы роста производительности общественного труда будут опережать темпы роста доходов в обществе, поскольку Z Н.з. = Z (ДЯО) : ДО. В противном случае, чистый доход общества пожирается бюрократией и буржуазией, и «канализируется в унитаз», что и происходит сегодня. Это означает, кроме прочего, что для преодоления инфляционных процессов в экономике необходимо, чтобы темпы роста предложения общественного производства опережали темпы роста спроса.
Как заинтересовать производственную ячейку общества в увеличении производительности труда, если при этом у нее, объективно, будет снижаться Z Н.з.? Нужно дать ей твердую Z Н.з., твердый процент в доходах общества — ДО — на достаточно долгий период времени (допустим, пятилетку) с тем, чтобы она путем всемерного увеличения производительности труда могла создать свой чистый доход и направить его на свое развитие. Но этого еще не достаточно, для роста ЧДО. Бюрократия, — злейший враг рабочего класса и социализма, — встает на пути социального прогресса. Она делает все для увеличения своей экономической базы, то есть — Z Н.з. за счет снижения темпов роста производительности общественного труда, по сути дела — за счет роста издержек общественного производства, вызывая рост инфляции в стране.
Инфляция – дело рук бюрократии. Нравственные дегенераты человечества, неумелые, да и нежелающие, как следует, управлять, управленцы из экономических интересов ведут общество к расколу и эгоизму миллионов. Как противостоять этому чудовищному поползновению бюрократии? Нужно дать рабочему классу его собственную твердую норму заработной платы на достаточно долгий период времени с тем, чтобы он путем всемерного увеличения производительности труда мог создать свой Чистый Доход и направить его на свое развитие. Твердая норма заработной платы рабочего класса, его твердый процент в доходах общества – вот ключ к раскрытию всех возможностей социализма. Слезы бюрократии о нехватке рабочих рук – это ее крокодильи слезы. Дайте рабочему классу его твердую норму заработной платы, и он сам побеспокоится о своем количественном и качественном росте! Класс, лишенный своего дохода, обречен на деградацию, но и ни одно общество не может развиваться, не предоставив возможность своему производительному классу получать собственный доход. Твердый коэффициент между фондом оплаты труда рабочих (производственного персонала) и фондом оплаты управленческого аппарата будет играть роль твердой нормы заработной платы (твердого процента) рабочего класса. Дайте рабочему классу его твердый процент в ВВП страны, предприятия, участка, цеха – и он построит в России действительное демократическое правовое государство с высокоразвитой конкурентоспособной рыночной экономикой!
Кооперации людей по профессиональным потребностям, ведущих свою деятельность на хозрасчетных началах на базе общественной собственности на средства производства при твердой норме заработной платы (твердом проценте) производительного класса – это есть единый кооператив трудящихся.
Однако, на нынешнем этапе переходного периода от капиталистического общества к коммунистическому (действительному постиндустриальному) обществу, более понятной формой борьбы рабочих за свою «лучшую долю» в ВВП страны может стать требование установления твердой минимальной часовой тарифной ставки оплаты труда. В отдельных государствах трудящиеся этого уже давно добились. Например, в США минимальная часовой тариф оплаты труда составляет, если мне не изменяет память, пять долларов. То есть пять долларов в час гарантировано получает трудящийся США самой низкой квалификации, работающий на предприятиях всех организационно-правовых форм. Трудящиеся более высокой квалификации очень легко могут подсчитать свой минимальный часовой тариф, исходя из, принятой в государстве, Единой тарифно-квалификационной сетки. Разумеется, для того, чтобы добиться таких социально-экономических прав и свобод рабочие должны будут организоваться в свои, независимые от администрации предприятий и свободные от государственного вмешательства, профессиональные союзы. О необходимости организации таковых и создании при них стачечных фондов говорится уже в работе В.И. Ленина «О роли и задачах профсоюзов в условиях НЭП». Кстати, работа эта была написана в период начала НЭПа, в 1921 году, но читатель с нею мог познакомиться лишь через год после смерти Великого Инквизитора Революции — И.В. -Сталина, то есть только в 1954 году. Но кто сегодня знает об этой работе? Очень небольшой круг людей. Да и этот «круг образованных людей» из кожи лезет, чтобы оболгать, извратить и принизить значение этого произведения. Тем не менее, без забастовочной борьбы рабочие России так и останутся наемными рабами — промышленными батраками, продающими свою рабочую силу в розницу поштучно и повременно.
Стачка – истинный организатор производства! Стачечная борьба рабочих и иных категорий людей наемного труда за более высокий тип организации общественного труда, при которой стираются различия как в способах, так размерах получения определенной доли общественного богатства, создаваемого обществом, и является диктатурой пролетариата. Государство, обеспечивающее эту борьбу, называется государством революционной диктатуры пролетариата или действительным демократическим правовым государством.
Как говорил В. И. Ленин:«Завоевав политическую власть, пролетариат не прекращает своей классовой борьбы, а продолжает ее – впредь до исчезновения всяких классов, — но, разумеется, в иной обстановке, в иной форме, иными средствам».
В отличии от субъективных идеалистов-эмпириков, ортодоксальные марксисты должны четко понимать, что переходный период революционного превращения капиталистического общества в коммунистическое – это период обострения борьбы пролетариата за свои социально-экономические интересы и права. Весьма важно выдерживать эту борьбу в рамках расширяющейся буржуазной демократии.
Системы оплаты труда при коммунизме, то есть в отсутствии какого-либо давления со стороны государства, по причине того, что оно будет «отправлено в музей истории, наравне с прялкой и бронзовым топором», очевидно, будут развиваться на базе того, что найдет свое развитие при государстве диктатуры пролетариата. Это будет система свободных договорных отношений союзов товаропроизводителей по определению твердых долей доходов в стоимости издержек общественного производства. Произойдет освобождение труда из-под гнета невежества и капитала. Капитал встанет на службу труду. Труд станет для всех людей творческим, а значит, свободным. Наступит царствие свободы на Земле, или Царствие небесное. Люди по праву отождествят себя с Богами. Эксплуатация человека человеком, безусловно, останется, но будет в рамках общепризнанных норм и правил. Ибо без эксплуатации не возможно расширенное воспроизводство самого человечества. Очевидно, также, что деление общества на страты также сохранится. Однако, переход индивидов из одной страты в другую будет совершенно свободным, и не будет зависеть от каких-либо административных инструкций. Все будет зависеть от способностей человека. Восторжествует принцип «От каждого по способностям – каждому по его потребностям». Потребности каждого индивида будут удовлетворяться исключительно в соответствии с его способностями к труду. Но и для развития способностей к труду каждого индивида будут созданы практически безграничные возможности. Свободное развитие каждого станет условием свободного развития всех.

Ян Радий. 29.04.09.- 5.08.09.- 20.10.09. Белорецк.
*
1. В.Ф. Туганов (2008). Физическая кинетика рынка: государственный и частный сектор -«разделение экономической ответственности» и стратегическое планирование, материалы симпозиума, IX всероссийский симпозиум «Стратегическое планирование и развитие предприятий», Москва
2. В.Ф. Туганов (2008). Физическая кинетика рынка: социальна ли политика государства? Экономика и математические методы, т. 44, № 1
3. В.Ф. Туганов (2008). Минимум бедности и максимум экономического роста: взгляд с позиций физической кинетики рынка. Львовские чтения. Сборник научных трудов по материалам конференции Государственный университет управления. М.: ГУУ, с. 139-151
4. В.Ф. Туганов, И.В. Туганов (2008). Простая модель рынка: экономический рост, богатство и бедность. Львовские чтения. Сборник научных трудов по материалам конференции Государственный университет управления. М.: ГУУ, с. 152-155

«Каким образом можно принять экономическую теорию Маркса с ее окончательным выводом — о революционной роли пролетариата, как организатора коммунизма при посредстве капитализма, когда у нас хотят искать путей к коммунизму помимо капитализма и создаваемого им пролетариата?».
В. И. ЛЕНИН «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов», ИС т. 1, с. 154, М. Политиздат, 1987 г.
О НЕКОТОРЫХ ПРИЧИНАХ ПЕРМАНЕНТНОГО КРИЗИСА РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ И ПУТЯХ ВЫХОДА ИЗ НЕГО.
(О СТОИМОСТИ ТРУДА И СТОИМОСТИ ВООБЩЕ)

Параграф 1. Диалектика стоимости труда
Мне представляется уместным уяснить некоторые теоретические нюансы этой проблемы. Начну с утверждения, которое для читателей трудов Маркса не должно быть откровением. Понятие «стоимость труда» — это распространенная тавтология. Дело в том, что стоимость чего-либо с экономической точки зрения — это стоимость мены. Поэтому те, кто говорит о»стоимости труда», как экономической категории, берется утверждать, что труд одного человека сам по себе имеет большую стоимость, чем труд другого человека. Для людей, свободных от крепостнических предрассудков, такая предпосылка является ложной. Ф. Энгельс в своем «Анти-Дюринге» так разъяснил эту политэкономическую головоломку: «Труд есть созидатель всех стоимостей. Только он один придает предметам, находимым нами в природе, стоимость в экономическом смысле слова. Поэтому говорить о стоимости труда и пытаться определить ее — это все равно, что говорить о стоимости самой стоимости или пытаться определить вес не какого-нибудь тяжелого тела, а вес самой тяжести». Проще говоря, выражение «стоимость труда » равносильно выражению «масло масляное». За что же в таком случае платят человеку, имеющего в своей собственности только свои рабочие руки, и потому, вынужденному часть своего времени отдавать общественному производству? В ответе на этот вопрос, очевидно, заключается гениальное открытие, совершенное в середине 19-го века Карлом Генрихом Марксом. Платят за способности к труду, или за рабочую силу, можно сказать, за отдаваемую энергию или мощность. Рабочий отличается от раба именно тем, что первый в отличие от второго продает нанимателю-хозяину не себя, не свое время, и значит свой труд, а лишь способность к труду. Соответственно те, кто стремится платить по труду, или по времени, затраченному на производстве, стремятся увековечить наемное рабство рабочего класса. Мотивируется это стремление желанием покончить с конкуренцией вообще. Дескать, конкуренция — это суть капитализма, а марксисты-ленинцы противники капитализма. И потому при социализме требуется «персонализированное» распределение «по труду» при посредстве коллективного разума. На деле конкуренция не устраняется, а приобретает, как показывает исторический опыт СССР, уродливые бюрократические формы. Да, как это для кого-то не прискорбно, рабочая сила — это товар, который подвержен всем превратностям конкуренции, на какие обречен всякий товар, произведенный в современном мире. Конкуренция, как уже давно выяснили основоположники марксистской экономической теории, носит трехмерный характер. Конкуренция в среде, представляющей спрос, увеличивает стоимость товара. Конкуренция в среде, представляющей предложение, уменьшает стоимость товара. Положение дел в обоих лагерях определяет конкуренцию между ними, и таким образом, определяет величину стоимости товара. Можно сказать, закон конкуренции — это и есть закон стоимости. Перефразируя известное ленинское выражение о революции, уместно утверждать, что рабочая сила какой-либо категории трудящихся лишь тогда что-либо стоит, когда эта категория трудящихся способна защищать свои социально- экономические интересы.
Параграф 2. Стоимость и русский (советский) социализм-капитализм
В свое время автор «Анти-Дюринга» сказал, что в стоимости, как в капле воды отражены все коллизии современности. Очевидно, чем больше мы будем иметь знаний в этой области, тем легче нам будет разрешать всевозможные жизненные противоречия. В политической экономии принято считать, что стоимость товара определяется общественно необходимыми издержками производства. Это положение едва ли кто из современных экономистов осмелится оспорить. Другое дело, не все экономисты одинаково толкуют понятие «общественно необходимые издержки производства». Советские, русские экономисты поступали и поступают достаточно просто. Поскольку издержки — это затраты производства на единицу продукции, то они подсчитывают затраты конкретного предприятия на единицу произведенного товара, и называют полученную величину себестоимостью. Причем затраты принято подразделять на так называемые прямые и накладные. В прямые затраты входят затраты предприятия по основным средствам производства (сегодня они именуются, как вне оборотные средства), по нормируемым оборотным средствам и по фонду заработной платы работников, занятых непосредственным производством (ФЗП производственного персонала). Накладные расходы исчисляются в процентах от прямых затрат и включают в себя затраты на оплату труда управленческого аппарата и затраты по ненормируемым оборотным средствам. Факт вхождения фонда оплаты труда управленческого аппарата в накладные расходы предприятий объясняет нам причину заинтересованности бюрократии в росте прямых затрат, а следовательно, в росте цены издержек производства конкретных предприятий. Ведь всякое получение заработной платы в виде процента от какой-либо величины, стимулирует рост последней. В «застольные» времена процент накладных расходов контролировался и весьма жестко государством, а потому был не очень велик — в зависимости от вида и способа производства. Посему есть веские основания считать, что одной из движущих сил партийной перестройки и экономических реформ 80-90-х г.г. 20 века — или, как именуют эти события продвинутые реформаторы, революции среднего класса — явилось жгучее желание хозяйственной бюрократии раздвинуть рамки изменения этого самого процента накладных расходов. В начальный период экономических реформ практически на всех предприятиях страны сей процент принимал гипертрофированные размеры. Да и сегодня его величина требует кардинальной минимизации. Однако вернемся к понятию стоимости. И так, сложили прямые и накладные расходы, получили себестоимость. К себестоимости добавляем номинальную надбавку, называемую плановым уровнем рентабельности, которая исчисляется также через некий процент. Полученную сумму называем оптовой ценой товара предприятия. В торговле к оптовой цене товара предприятия добавляем еще одну номинальную надбавку, называемую торговой, и получаем рыночную цену товара. Таков процесс структурирования цены товара в отечественной, да и не только в отечественной, экономике. Можно ошибаться в неких нюансах, но принцип изложен, верно. Несмотря на несколько усложненный метод структурирования, связанный с введением понятия накладных расходов, формула стоимости сводится к ее классическому виду, а именно: c + v + m, где c — Издержки по так называемому постоянному капиталу (основные и оборотные средства производства); v — Издержки по так называемому переменному капиталу (заработная плата работников предприятия); m — Прибавочная стоимость (прибавочный продукт). Вчера и сегодня m пытаются определять через заданную норму, или % от (c + v), либо только от с. Представление прибавочной стоимости в форме некой номинальной надбавки, исчисляемой в процентах от себестоимости, а цены товара, как результат сложения себестоимости с этой номинальной надбавкой, является особенностью монетаристской и меркантилистской школ политической экономики. Поскольку на изготовление любого товара затрачивается определенное время, то путем нормирования устанавливается норма времени для одного человека, затрачиваемое им на изготовление оного. Установив же этому человеку стоимость одного часа работы, работодатель (государство или частное лицо) вполне способен установить плановую стоимость товара. Собственно, так и делалось в СССР. Таким образом, под общественно необходимым рабочим временем производства в современной экономике России понимается нормативное время, необходимое на изготовление товара, установленное государством, а под стоимостью товара понимается ее, так называемая конституционная (конституированная) стоимость. И так, только что мы изложили в основных чертах обоснование государственного капитализма — социализма. Попытаемся разобраться, в чем состоит заблуждение этого метода экономики. Не трудно видеть, что изложенный метод структурирования стоимости товара сводится к определению оной через стоимость труда, или стоимость единицы рабочего времени человека. Данный метод в экономике ничем не отличается от метода определения величины площадей одних фигур через величину площадей других фигур в математике натуральных чисел. Например, площади круга через площадь квадрата. А как определить площадь квадрата? Ее определяем через площадь треугольника. И т.д. и т.п., в конце концов, возвращаемся к квадрату. Получаем известную в политической экономике, но не решенную в СССР и не решаемую в нынешней России, проблему «квадратуры круга». Как выходили и выходят из положения советские, русские экономисты? Они устанавливали и пытаются устанавливать стоимость единицы рабочего времени человека законодательно. Российский народ понятливый и входит всегда в положение. Труд, или рабочая сила находятся в сфере планово-распределительной экономики, а все остальные товары — в сфере рыночной. Этот метод в политической экономии называется ограничением предложения спросом путем ограничения спроса предметами (продуктами) потребления. Оный метод являлся и является основным в СССР и современной России. Он же предлагается сегодня в качестве панацеи от бед капитализма коммунистическими последователями философии русского махизма. Одним из выдающихся представителей этой, неувядаемой в России, школы философии, безусловно, сегодня является автор книги «Основы коммунистической идеологии и современность» академик РАЕН, В.А. Ацюковский. Правда, кроме этого, он, как и русский основоположник этой школы А.А. Богданов (Малиновский) вместе с сотоварищами из Бунда в начале 20-го века, желает установления тотального натурального обмена в мировом масштабе. Однако в свое время даже И. Сталин не смог это сделать в масштабах СССР, ограничившись введением этой иезуитской системы российской деревней — конечно, по научной рекомендации экономиста Е. Преображенского, изложенной им в книге «Новая экономика». Ох, как горько сожалеют об этом последователи и почитатели Великого Инквизитора! Очевидно, российские идеологи «нового коммунизма» нам опять предлагают наступить на те же грабли. Что скажет об этом читающая российская и европейская публика? Между прочим, проблема «квадратуры круга» весьма остро стоит в российской науке вообще. Например, в металловедении. Там сложились семейно-клановые группировки, возглавляемые известными советскими академиками, которые занимаются банальной тавтологией. Переделывают формулы известных немецких ученых из тригонометрических функций в логарифмические, выдают эти свои компиляции за научные открытия; получают звания, повышенные оклады и прочие привилегия за счет государства. Сегодня они дружно ринулись в нанотехнологию. Что можно ожидать от последователей философии юридического позитивизма? Переведут какое-нибудь дифференциальное уравнение в интегральное — получай страна открытие в нанотехнологии!
Параграф 3. Величина стоимости, как количество общественно необходимого труда.
Действительно, стоимость товара включает в себя три выше названных составляющих: c + v + m. Однако, дело в том, что прежде чем произвести товар, организатору производства необходимо вначале купить с и v. То есть, c и v — это авансированный капитал. Только после того, как товар будет продан, у организатора производства появляется шанс не только возместить авансовые затраты, но и получить m. Таким образом, правильнее говорить, что стоимость товара распадается, или разлагается на свои составляющие c + v + m. Сможет ли организатор производства покрыть свои издержки производства по (c + v), и получить m, зависит от конкурентоспособности произведенного товара. Определение величины стоимости товара количеством общественно необходимого труда (общественно необходимым рабочим временем), кристаллизованным в товаре, следует искать в расшифровке философской триады действительность — разумность — необходимость. В работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» автор приводит следующие цитаты Г.В.Ф. Гегеля: 1. Все разумное действительно; 2. Все действительное — разумно; 3. Действительность в своем развертывании раскрывается, как необходимость. Как известно, сам Ф. Энгельс расшифровал эту триаду в том смысле, что все, существующее в действительности, как необходимость, доступно и достойно разума человека. А если и существует в жизни людей нечто, недостойное человеческого разума, то только по причине негодности их самих. Например, в вопросах взаимоотношения государства и общества верно положение «негодность правительства находит свое объяснение и оправдание в соответственной негодности подданных». Общественно необходимые издержки — это те издержки, которые несет общество, покупая товар с той необходимостью, которая соответствует разумности людей. Происходит обмен товара на общественное рабочее время, или общественный труд; необходимость и разумность этого обмена определяется конкуренцией социальных сил, представляющих собой с одной стороны спрос, с другой — предложение. Чем выше конкурентоспособность произведенного товара, чем выше его качество, тем выше величина его стоимости, поскольку тем большее количество общественного труда обменивается на него, тем большее общественно необходимое рабочее время кристаллизуется в нем в процессе обмена. Реализация товара увеличивается, соответственно увеличивается производительность труда, что уменьшает его издержки производства, поскольку снижаются затраты производства на единицу произведенного товара. А это ведет к снижению стоимости единицы произведенного товара.
Параграф 4. Стоимость товара и производительность труда. Децильный коэффициент — троянский вирус буржуазии.
И так, мы выяснили, что стоимость произведенного товара распадается (разлагается) на три составляющие (c + v) + m, где (c + v) — это авансированный капитал, постоянный и переменный; m — прибавочная стоимость. Исходя из этого взгляда, принятому в марксистской школе экономики, капиталисту, организатору производства, прежде чем начать производить товар, необходимо затратиться на приобретение средств производства и рабочей силы. В этой связи рабочим, да и другим категориям наемных работников, следует твердо понять, что их заработная плата не входит в стоимость продаваемого товара, изготовленного их руками. Заработная плата — это авансовые затраты хозяина — нанимателя (работодателя, организатора производства, капиталиста). Эти затраты он несет вынужденно, по производственной необходимости, покупая товар — рабочую силу. То есть, исходя из логики рыночной стоимости товара, работникам нужно сперва, как следует заплатить, а уж только потом требовать от них «хорошей» работы. Почему этого не происходит в России сегодня? Объяснение кроется в законе стоимости или конкуренции. Нынче конкуренция в рядах наемных работников столь велика, что они ничего не могут противопоставить силе хозяев-нанимателй. Посему они вынуждены очень часто продавать свою рабочую силу за бесценок, да еще и в кредит! Однако капиталисту нужно продать произведенный товар, чтобы покрыть затраты не только по v, но и по с, и получить m. Каковы шансы организатора производства в конкурентной борьбе? Об этом можно судить по состоянию производительности труда на предприятии. Но по каким критериям оценить это состояние? Современная экономическая наука предлагает нам это делать по натуральным показателям, по показателям фондо и энергоемкости, фондо и энерговооруженности, фондо и энерго отдачи. На мой взгляд, натуральные показатели являются лишь следствием той или иной экономической политики. А что касается других упомянутых показателей, то каждый из них вытекает из аналогичного показателя, и потому не может служить критерием истины в определении сущности исследуемого объекта. К тому же упомянутые показатели стимулируют сокращение производственного персонала предприятий.
Ученые экономисты в стремлении доказать свои человеконенавистнические теории довели экономику до такого состояния, что промышленность страны испытывает дефицит рабочих рук. Попробуем из того, что имеем, найти соотношения, позволяющие судить о производительности труда. Первым таким соотношением является соотношение (c: v), которое называется органическим строением авансированного капитала. Если это соотношение стремится к нулю, то это говорит о низком органическом строении, и преобладании ручного труда. Если это соотношение стремится к бесконечности, то мы имеем другую крайность, говорящую о вытеснении людей из производства промышленными роботами-машинами, что равносильно социальной катастрофе. Таким образом, мы можем говорить о необходимости оптимизации (c: v) с целью достижения максимальной производительности труда. Но кто должен и будет этим заниматься? Это можно выяснить, исследуя составляющие первого органического строения. Как известно, c и v сами по себе не однородны. Например, так называемый постоянный капитал с распадается на основной и оборотный c (ос) + с (об).
Считается, что авансированная стоимость основного капитала компенсируется (амортизируется) частями достаточно долго. Надо сказать, амортизация в СССР длилась, и современной России длится десятилетиями. Экономистам реформаторам на эту проблему наплевать. А решить ее, между прочим, достаточно просто. Если мы хотим, чтобы наши вложенные денежные средства в c (ос) окупались и обновлялись хотя бы в 10 летний срок, нужно законодательно обязать капиталистов — организаторов производства, за 1 год обновлять основные средства производства в сумме не менее 10% стоимости основных фондов производства с обязательным ежегодным определенным приростом этой стоимости. Освободите этого капиталиста от налоговой нагрузки на эту сумму. Но если капиталист-организатор и в этом случае не хочет обновлять свои основные средства производства, то пусть заполучит штраф, или лишнюю налоговую нагрузку на свой собственный повышенный оклад. Другого пути нет, и не будет!
Авансированная стоимость оборотного капитала с (об) покрывается достаточно быстро, считается за один оборот, или год, поскольку стоимость оборотных средств не столь велика. На мой взгляд, это упрощенный взгляд на оборотные средства. Как представляется, срок оборота должен быть увеличен до трех лет с тем, чтобы в оборотные средства можно было включать малые машины и механизмы с небольшой стоимостью. Авансовые затраты на v также неоднородны вследствие разделения труда. Наиболее зримым разделением оного является разделение труда на труд управленцев v (упр.) и труд управляемых v (раб.). То есть v = v (упр.) + v (раб.) В вопросах производительности труда наибольший интерес вызывает взаимообусловленность c (ос): с (об) и v (упр.): v (раб.)
По этому поводу имеется гипотеза, выдвинутая одним из основоположников марксистской теории экономики в середине 19-го века. Звучит она примерно так: «Там, где большие машины и основные средства производства довлеют над малыми машинами и оборотными средствами производства, там бюрократия довлеет над рабочими, там низка производительность общественного труда». И в точности наоборот: «Там, где бюрократия довлеет над рабочими, там низка производительность общественного труда, там большие машины и основные средства производства довлеют над малыми машинами и оборотными средствами производства «. И еще раз: «Там, где низка производительность общественного труда, там бюрократия довлеет над рабочими, там большие машины и основные средства производства довлеют над малыми машинами и оборотными средствами производства».
Иными словами, для увеличения производительности общественного труда на конкретном предприятии необходима оптимизация выше приведенных соотношений. Требуется решительная прямая оптимизация соотношения v (упр.): v(раб.)
Это хорошо понимают экономисты-реформаторы. И в 1993 году они предложили стране эрзац-соотношение — так называемый децильный коэффициент в качестве нормативного регламентирующего показателя распределения национального дохода общества. Соотношение зарплаты 10% низкооплачиваемой категории трудящихся к зарплате 10% самой высокооплачиваемой, якобы, не должно бы быть более, чем 1:6. Экономисты-аферисты очень ловко всучили этот «дебильный» коэффициент для всеобщего пользования под одобрительные отзывы и коммунистов, и демократов, и профсоюзных функционеров. Во всех коллективных договорах и отраслевых соглашениях страны с 1993 года предписано, чтобы этот децильный коэффициент был «не более, чем 1:6». Вот и пустились в России во все тяжкие все — от финансовых олигархов и высшего руководства государства до «красных» профсоюзных комитетчиков самых захудалых акционерных компаний — уменьшать сей троянский вирус, а значит, увеличивать величину доходов олигархов и высокооплачиваемых бюрократов, поскольку именно увеличение знаменателя, который отражает эти доходы, способствует уменьшению самого коэффициента. Защитникам социальной справедливости логичней — то бороться за приближение децильного коэффициента к 1, не так ли?! Но нынче логика не в почете. Сегодня коэффициент «дебилизма» давно зашкалил по России за 1:25. Профанация общественного труда стала нормой. Адепты либерализма добились окончательного раскола российского общества на «нищих» и «сверх-богатых». Это, товарищи, не мудрено. Ведь даже идеологи современного коммунизма в России не хотят придавать значения этой «мелкой» проблеме, поскольку, по их мнению, она не может быть решена в рамках существующей социально-экономической системы. Им подавай натуральный обмен в качестве панацеи от бед капитализма, да еще и в мировом масштабе! Отложим, однако, доказательство выше выдвигаемой гипотезы до выяснения всех обстоятельств, связанных со стоимостью товара.
Параграф 5. Прибавочная стоимость как смысл общественного производства. Физиология эксплуатации, и ее объективная необходимость.
Исходя из формулы стоимости (c + v) + m, видно, что прибавочная стоимость представляет собой разницу между стоимостью общественного труда, который кристаллизовался в товаре в результате обмена, и стоимостью издержек, которые несет организатор производства в авансовом порядке. Однако, средства производства, затраты на которые идут под грифом c, не производят сами по себе стоимости, поскольку это уже накопленный прошлый труд. Стоимости создает рабочая сила, затраты на которую идут под грифом v. Часть общественного труда, которая оплачивается авансово в счет стоимости рабочей силы, называется необходимым рабочим временем — НРВ. Часть общественного труда, которая авансово не оплачивается организатором производства, называется прибавочным рабочим временем — ПРВ. Соотношение ПРВ: НРВ определяет норму прибавочной стоимости — НПС. НПС = (ПРВ: НРВ) х 100%. Но чаще всего НПС определяют по формуле (m:v(раб)) х100%. Эта норма характеризует степень эксплуатации живого труда работников производственного персонала. Не понимая сущности экономических категорий, экономисты всегда пытаются установить необходимое им количество m, путем администрирования НПС. Эти попытки утопичны, поскольку стоимости не складываются, а только разлагаются. Норма прибавочной стоимости, кроме всего прочего, зависит от состояния производительности общественного труда, которое, как мы выяснили ранее, зависит от состояния соотношений c: v; v(упр.): v(раб.); с (ос): с (об). Вся ли прибавочная стоимость достается капиталисту-организатору производства? Конечно, нет. Значительная ее часть остается в торговле. Другая часть, в свою очередь, распадается на m (пред.) + р + %, где m (пред.) — Собственно промышленная прибыль предприятия-производителя; p — Рента, или рентные платежи. Проще говоря, — это все налоги и платежи государству или иному собственнику основных средств производства. Требование повышения рентабельности, исходящая от ученых экономистов, диктуется требованием государства повышать уровень отчисления рентных платежей, за счет которых живет российское чиновничество и весь его аппарат «принуждения насилию».
% — ссудный процент. Платежи за использование чьих-то денежных средств, чаще всего банков. Допустим, у организатора производства не хватило денежных средств для покупки либо c, либо v. В таком случае он вынужден брать ссуду в кредит, чтобы не останавливать производство. По окончании определенного времени, организатору производства нужно возвратить не только ссуду, но и % по ней, то есть кредит. Кстати, у нас большая путаница в терминах по этому вопросу. Представьте себе, какова степень эксплуатации в сегодняшней России? При нынешнем состоянии производительных сил общества, эта степень эксплуатации находится за рамками физических возможностей человека, и даже машин. По какому пути идут нынешние государственные организаторы общественного производства, то есть истинные хозяева страны, по рекомендации ученых-экономистов? Они просто качают ренту и ссудный процент из стоимости товара путем сокращения затрат на постоянный капитал — с, и путем кардинальной минимизации затрат на переменный капитал — v. Последнее, разумеется, за счет сокращения затрат на v (раб.). В результате сверхэксплуатации создается повышенный спрос, как на средства производства, так и на рабочую силу, что ведет к повышению их стоимости. Цена издержек общественного производства соответственно растет, что является первопричиной инфляции.
Заканчивая этот параграф, нужно подчеркнуть, что разделение общественного труда, которое кристаллизуется в произведенных товарах, на необходимое рабочее время НРВ и прибавочное рабочее время ПРВ является результатом объективного разделения общественного труда, которое регулируется конкуренцией социальных групп на рынке рабочей силы. Исторически сложилось так, что в России наиболее сильные, можно сказать, могущественный позиции в соотношении социальных сил занимает бюрократия, то есть чиновничество. Для примера возьмем данные из нового учебника «География народного хозяйства» за 9 класс общеобразовательной школы. Ее авторы В.П. Дронов и В.Я Ром на 70 странице приводят такие цифры. В 1990 году количество чиновников в СССР, занимающихся только в планово-распределительных органах, было 18 млн. человек. Количество же рабочих — 29 млн. человек. За прошедшие десять с гаком лет экономических реформ это соотношение изменилось далеко не в пользу производительного класса страны. Необходимое рабочее время — НРВ сжимается, прибавочное рабочее время — ПРВ, соответственно разбухает. Оно разбухло на столько, что обесценился труд правящего класса. Правящий класс практически перестал выполнять свои социальные функции по управлению общественным производством. Абсолютно все «верхние слои» общества, включая само государство, занимаются банальными спекулятивными операциями, то есть качают m за счет инфляции. При нынешнем господствующем взгляде на природу стоимости — это неизбежная необходимость, ведущая экономику страны к неминуемому краху. Но вместе с этим, разделение общественного труда — это условие социального прогресса. Без эксплуатации невозможно создание прибавочной стоимости, невозможен социальный прогресс. Поэтому конфликт социальных интересов неизбежен. Те, кто пытается создать бесконфликтное, или, как они толкуют, гармоничное общество, занимается обычной для своей среды политической демагогией; они — утописты и реакционеры одновременно.
Параграф 6. Доказательство гипотезы, выдвинутой в параграфе 4.
При низкой производительности труда, являющейся следствием чудовищной степени эксплуатации работников предприятий, промышленная прибыль m (пред.) весьма и весьма мала. Хозяйственная бюрократия уже не может компенсировать свои затраты за счет ее. Тогда она начинает компенсировать свои затраты v (упр.) за счет урезания (секвестрирования) затрат по v (раб.) Но затраты на v (раб.) не могут быть ниже определенного минимума, называемого прожиточным. К тому же начинается реальная конкуренция социальных групп. Да, и не выгодно становится государству сокращение v (раб.), поскольку при заданной норме прибавочной стоимости НПС, масса прибавочной стоимости, как ни крути, определяется произведением НПС на v (раб.) Тогда хозяйственная бюрократия начинает компенсировать свои затраты за счет сокращения затрат по постоянному капиталу — с. Поскольку большие машины и основные средства производства — с (ос) имеют гораздо большую стоимость, чем оборотные средства производства и малые машины — с (об), то в первую очередь начинают исчезать именно последние. Лучшим подтверждением этой гипотезы является нынешняя экономическая политика, практикующаяся на российских предприятиях. Люди находятся в порочном круге, из которого не видят выхода. Низкая производительность труда обуславливает низкую промышленную прибыль, низкая промышленная прибыль обуславливает сокращение затрат на оборотные средства производства и малые машины, что означает практическое сокращение объемов производства. Выход — в изменении своих взглядов на природу стоимости и в кардинальной прямой оптимизации соотношений v (упр.): v (раб.) Оптимизация, как не вертись, может происходить только в форме конкуренции социальных групп и слоев общества. Для этого необходима их достаточная политическая зрелость. Нет сомнения, что в стране активно идут процессы этого созревания.
Параграф 7. Что ж такое товар? Коротко о денежном обращении.
Ранее мы установили, что величина стоимости товара определяется количеством общественного труда (общественно необходимого рабочего времени), которое кристаллизуется в товаре в результате обмена. Очевидно, для ясности, нам нужно определиться с термином товар. Товар — это совокупность продуктов труда и услуг, произведенных на предприятии за определенный период календарного времени, предназначенных для обмена. Поэтому, говоря о стоимости товара, мы подразумеваем выручку от реализации товара за достаточно долгий период времени. Полагаю, что этот период не может быть менее и более 5 лет. Почему 5 лет? На наш взгляд, — это оптимальное время, необходимое для полного обновления основных фондов предприятия. В России до такой производительности общественного труда еще далеко, но то, что это будет возможно в ближайшее время, мало кто сомневается. Однако в обыденной жизни все люди в определении стоимостей товаров привыкли оперировать деньгами. То есть, мы стоим перед необходимостью теоретического определения стоимости единицы общественного труда в деньгах. На наш взгляд, стоимость единицы общественного труда в стране определяется производительностью труда в самой трудоемкой отрасли общественного производства, а именно в золотодобывающей промышленности. Допустим, в год в стране добывается G тонн золота. Годовой баланс рабочего времени по стране Т. Отсюда, стоимость единицы общественного рабочего времени будет колебаться вокруг величины, определяемой (G:T). Поскольку золото само подвержено колебаниям спроса-предложения, то и цена 1 часа общественного рабочего времени будет подвержено тем же колебаниям. Маркс, например, считал, что резкое увеличение производительности труда в золотодобывающей промышленности, вследствие открытия новых способов добычи, способно вызвать волну забастовок и даже революцию в Европе, так как рабочее время будет обесцениваться большими темпами, чем товары потребления. С развитием капитализма правительства вместо золота стали вводить в обращение денежные знаки с определенным содержанием в них этого драгметалла. Золотой курс национального денежного знака подвержен всем превратностям конкуренции, но правительства устанавливают его чаще всего административно, руководствуясь при этом интересами внешнеэкономической деятельности. На взгляд чиновников и ученых мужей строго определенный золотой курс национального денежного знака является залогом экономического суверенитета государства и служит гарантией от инфляции. Они думают, что инфляция — это следствие не обеспеченности единицы денежного знака золотым запасом страны. В то время, как причиной инфляции является низкая производительность общественного труда и сверх — эксплуатация производительных классов общества его паразитическими слоями. Они думают, что золотой запас страны служит обеспечению единицы денежного знака, в то время как в действительности, он служит обеспечению единицы общественного труда. Инфляция — это и есть обесценивание единицы живого общественного труда, обесценивание отношений в обществе, яркий признак его разложения. Тем не менее, денежное выражение стоимости товара — это есть его цена. Денежное выражение прибавочной стоимости — прибыль. Денежное выражение стоимости рабочей силы — заработная плата, точнее сказать, ее фонд. Между тем, социально-экономический кризис усугубляется вследствие продолжающихся попыток определения стоимостей товаров через административно устанавливаемую минимальную стоимость единицы труда. Правящие круги по настоятельным рекомендациям ученых экономистов продолжают политику ограничения предложения спросом путем ограничения спроса предметами потребления. И эта политика выходит далеко за рамки одного государства.
Параграф 8. Государственное управление и стоимость.
Исследуя проблему стоимости, нельзя пройти мимо вопросов государственного управления. Государственное управление, да и существование самого государства, невозможно без государственного капитала. Как мы выяснили ранее, государственный капитал формируется за счет рентных платежей, осуществляемых физическими и юридическими лицами. Консолидируется госкапитал, как понимают читатели, в государственном бюджете. Гражданское общество должно быть заинтересовано в том, чтобы государство работало в его интересах. Для этого, очевидно, необходимо подчинить государственное управление интересам национального производства. Встает вопрос, как это сделать? Этот вопрос был освещен в работе К. Маркса «Классовая борьба во Франции». По его мнению, единственный способ подчинить государственное управление интересам национального производства — это сформировать и контролировать государственный бюджет с нулевым сальдо, т.е. такой бюджет, в котором соблюдается строгий («нулевой») баланс между его доходной и расходной частями. Отрицательный баланс, т.е. дефицит бюджета, либо положительный баланс, т.е. профицит, — это ярчайшие признаки спекуляции (проще говоря, воровства) за счет государства, признак профанации общественного труда целой нации и всего народа. Для чиновников государство — это их частная собственность. Поскольку за годы, так называемой, советской власти они давно сформировались, как класс, то они и осуществляют государственное управление в интересах своей узкокорпаративной социальной группы. Здесь нет нужды говорить о так называемом Стабилизационном Фонде. Этот НЗ бюрократии анализировали более солидные люди, чем автор этого памфлетика. Отмечу лишь, что прообразом СФ стал так называемый «Бюджет развития» в размере 18 трлн. руб., принятый Государственной Думой еще в 1997 году по инициативе фракций КПРФ и ЛДПР. Чиновничество и его идеологи позаботились, чтобы их совместный капитал рос темпами, опережающими инфляцию. Собственно говоря, эта задача — одна из первопричин экономических преобразований в стране. На выполнение этой задачи направлены, как Основной Закон страны, так и ее Налоговый Кодекс. В одной из статей Конституции РФ народу разъяснили, что «налоги, ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют». В переводе с казенного языка, сие выражение может означать лишь факт намерения бюрократии постоянно ужесточать налоговый режим, в первую очередь, для рядовых граждан страны. Налоговый Кодекс работает на механическое увеличение цены единицы товара, то есть на ускорение инфляции. Для этого еще при М.С. Горбачеве введен налог на добавленную стоимость, якобы, взамен налога с оборота. Предусмотрены значительные штрафные санкции за уменьшение налогооблагаемой базы. Иными словами, если производитель или продавец не будут увеличивать свою цену издержек производства, то будут весьма строго наказаны государством. Как результат, развал сельского хозяйства и промышленности страны. Чем хуже, тем лучше — таков принцип деятельности адептов философии субъективного эмпиризма! Надо сказать, что с течением времени, метода взимания НДС меняется, но отменять этот налог бюрократия не собирается. Ведь НДС — это модернизированный налог с оборота, за счет которого советская бюрократия достигла своего невероятного могущества и силы. Кто ж его отменит? Жириновский что ли? Он любит только побалакать на эту тему во время выборных кампаний в ГД РФ. Между тем, левым, марксистским группам стоило бы подумать на эту тему. Мне представляется, что НДС — это тормоз развития экономики; в целях борьбы с гиперинфляцией, его необходимо заменить налогом на добавленную цену — НДЦ. Налогооблагаемой базой оного может стать среднестатистическая цена единицы каждого товара за пятилетний период, предшествующий налогообложению. Ставка налогообложения должна быть плавающей в зависимости от прироста цены. Увеличил цену единицы товара на 10%, заплати налог в 20% с этой ценовой надбавки. Увеличил на 15% — плати 25% НДЦ и т.д. и т.п. до 75%. При современном развитии техники и электроники — это вполне решаемая задача. Да и статистическим службам государства будет, чем заняться. Нужна лишь политическая воля народа.
Исследуя проблему государственного управления и стоимости, нельзя не коснуться проблемы денежного обращения. В экономике России наблюдался всегда и наблюдается сегодня дефицит русской денежной массы. Идеологи бюрократии проводят политику секвестрирования расходов государственного бюджета и «стерилизации» денежной массы. Объясняют они эту политику, разумеется, необходимостью борьбы с инфляцией. Я же называю эту политику «стерилизации» русской денежной массы сионистским обрезанием русской экономики. Наши «слуги народа» всегда с пониманием относятся к требованиям ученых экономистов. На мой взгляд, одной из причин столь настойчивых, можно сказать, истерических требований ученых экономистов по «стерилизации» денежной массы, является их сложившийся взгляд на природу стоимости товара. Как мы ранее выяснили, экономисты пытаются структурировать стоимость товара путем сложения ее составляющих c + v + m. Но, поскольку средства производства с не производят новой стоимости (v + m) — это ученые книжники усвоили хорошо — то, по их убеждению следует, что в экономике страны должно быть только столько денежной массы, которая могла бы покрывать затраты лишь по (v + m). Причем m строго регламентируется нормой рентабельности от c или от (c + v). Создание так называемого СФ, кроме всего прочего, также служит уводу из хозяйственного оборота страны денежных средств, способных покрывать затраты на обновление и расширение основных средств производства. Космополитическая убежденность ученых экономистов диктуется, вероятно, презрением к простому народу России, не способного, по их мнению, управлять постоянным капиталом — с, и, в первую очередь, основными средствами производства — с (ос). Как утверждают наши философы, российский народ — в социально-психологическом плане — представляет собой военно-крестьянский социальный тип людей.
Я отметил ранее, что сегодня основные фонды предприятий по бухгалтерским документам проходят как «внеоборотные средства». Ну, нет сегодня в стране основных фондов, по бумагам! Так и обновлять их не надо. Значит, и денег под это обновление не нужно! Вот еще одна веская причина социально-экономического кризиса, развала всей промышленности и сельского хозяйства страны. Политика ограничения товарно-денежных отношений товарами народного потребления, освященная И. Сталиным в его знаменитой работе «Экономические проблемы социализма в СССР», — в действии. А мы все задаемся вопросами, отчего у нас так много промышленных катастроф? Отчего так часто падают самолеты и вертолеты? Обвиняем в этом природу, даже наше Светило, подозреваем некие потусторонние силы. Да, выведены в России основные фонды из хозяйственного оборота. Экономика должна быть экономной! Вот и экономит бюрократия на основных средствах производства по настоятельным требованиям ученых экономистов. Но зато наше Правительство выпрашивает у «Запада» инвестиции в долларах и фунтах стерлингах! «Западные» транснациональные компании нам, безусловно, «помогут», предварительно отобрав весь постоянный капитал — c. Останется российский народ лишь с одним v, и с небольшим c(об), чтобы общественное производство все таки крутилось — но ни шатко, ни валко, — иначе вдруг народ сумеет восстановить с (ос). Чтобы это предотвратить и увековечить наемное рабство русских рабочих экономисты-реформаторы даже идут на прямое нарушение Конституции страны, допуская в денежный оборот России иностранную валюту. Сейчас получается, что российская экономика своей истинной стоимостью основных фондов поддерживает денежную систему своих конкурентов. Продавая же российские энергоносители за иностранную валюту, а не за золото или русские рубли, реформаторы ничего не делают, как только добиваются окончательного разрушения российской социально-экономической системы, профанируя общественный труд всего российского народа.
В общем и целом денежная политика русского Правительства сегодня полностью соответствует «Принципам денежного обращения», принятым в монетаристской школе экономики, и доктрине Д.Рикардо, которая в конце середины 19-го века усилиями тогдашних консерваторов во главе с Робертом Пилем легла в основание английского и шотландского банковского законодательств. Эта политика поощряет процветание паразитических страт мирового сообщества за счет угнетения и сверхэксплуатации производительных классов, и является причиной периодических мировых социально-экономических кризисов. Именно эта политика мировых олигархических кругов привела к 2-м Мировым войнам в Европе в 20-м веке.
Высшее руководство страны поставило задачу за десять лет увеличить выпуск Валового Внутреннего Продукта вдвое. Видимо, что в год, и в деньгах. Подобные задачи, безусловно, являются необходимыми стимуляторами общественного производства. ВВП — это совокупность товаров и услуг, произведенных предприятиями (экономикой) страны, за определенный период времени. Как мы выяснили ранее, величина стоимости товара определяется количеством общественно необходимого рабочего времени, которое кристаллизуется в нем в процессе обмена. То есть, чтобы величина стоимости всех товаров и услуг, произведенных экономикой страны за некий период времени увеличилась вдвое, стране нужно добиться за тот же период увеличения количества общественного рабочего времени, которое будет поглощаться в общественном производстве. Как этого можно добиться? Имеется пять основных путей.
Этого можно добиться путем увеличения продолжительности рабочего времени для каждого работника. Этого можно добиться путем улучшения демографической ситуации. Этого можно добиться борьбой с безработицей. Этого можно добиться путем привлечения работоспособного инородного населения. Этого можно добиться разгоном инфляционных процессов. Первый путь ограничен международным и отечественным трудовым законодательством. Второй путь породил кампанейщину с материнским капиталом, он весьма долог и дорого стоит, да и не предсказуем. Третий путь ограничен стремлением «новых» русских капиталистов минимизировать стоимость рабочей силы. Бюрократия предпочитает пути наименьшего сопротивления: привлечение в страну гастарбайтеров и разгон инфляции. Еще в 2006 году ГД РФ приняла федеральный закон, разрешающий отечественным предпринимателям привлекать на работу иностранную рабочую силу в количестве до 40% персонала. Конкуренция российским работникам обеспечена ой, какая жесткая! Цены единиц товаров и услуг скачут бешеным галопом. Что делать бедному крестьянину?
(продолжение следует)
Параграф 9. Цена рабочей силы. Преодоление рабочей силы ее положения товара.
Как мы выяснили ранее, рабочая сила — это способность человека к труду, его энергия и мощность. Денежное выражение стоимости рабочей силы — это ее цена, или заработная плата. Вернее сказать — ее фонд. Фонд сей оплачивается организатором производства, обычно, в авансовом порядке частями, и компенсируется ему в течение одного оборота. Хотя в России, очень часто работодатели используют рабочую силу в кредит — такова обычная практика найма работников на так называемых малых предприятиях страны. Рабочая сила, как товар, подвержена всем превратностям конкуренции. Чем выше конкуренция в среде работников, тем на меньший фонд своей заработной платы они могут рассчитывать, тем меньше заработная плата каждого работника; тем менее устойчив их фонд заработной платы от стремления работодателя секвестрировать v (раб.) в пользу v (упр.) или m. Для увеличения конкуренции в среде работников бюрократия уже давно изобрела свои излюбленные методы. Наиболее распространенный и «бескровный» метод — это организация соревнования между рабочими. В СССР прославлялись ударники социалистического труда, гремели движения Стаханова, Ангелиной и прочих ударников. На каждом предприятии выдвигались свои ударники, на которых работал весь трудовой коллектив. Чем больше ударников на предприятии, тем больше премия и больше орденов у начальства. Количество ударников, надо отметить, спускалось по разнарядке «сверху». Экономическим смыслом соревнования для организаторов производства является увеличение нормы выработки с целью снижения нормы заработной платы для социальной группы. Таким образом, сдерживается рост ее жизненного уровня и социального статуса. В современной России ее «новые» хозяева не прочь повторить этот исторический опыт. Второй метод, как средство для первого, — это применение так называемой сдельно-премиальной (повременно-премиальной) системы оплаты труда. С помощью этой системы, как и в первом методе, организаторы общественного производства осуществляют дезинтеграцию производительных классов общества. Сегодня бюрократия в своей дезинтегрирующей деятельности достигла такого результата, что на производстве люди действуют по принципу: каждый сам за себя и все против всех. Атомизация рабочего класса, а вместе с ним, всего общества в России достигла апогея. Поэтому крайняя степень конфронтации рабочих со всеми иными слоями общества ждет своей исторической развязки. Но наши реформаторы идут дальше: вводя «подушную систему оплаты труда», они решили дезинтегрировать сообщества учителей и врачей. Третий метод — это создание резервной армии труда, то есть безработицы. Четвертый — создание исправительных трудовых лагерей. Пятый — создание концлагерей. Шестой — организация военного конфликта. Все эти шесть методов в различных комбинациях служат одной задаче — усилению конкуренции в среде работников с целью уменьшения их фонда заработной платы. Конечной целью экономистов — реформаторов является уничтожение рынка рабочей силы и тотальный переход на оплату «по труду», то есть по карточкам. Такую задачу поставили перед собой идеологи — организаторы партийной перестройки и экономических реформ. Это идеальный метод ограничения предложения (общественного производства) спросом путем ограничения спроса предметами потребления. Между прочим, имеются литературные свидетельства правомерности подобного утверждения. И таковы сегодня отрицательные тенденции развития российской социально-экономической системы. Каков путь преодоления этих тенденций? Как ни парадоксально звучит для отечественных марксистов-ленинцев, — это становление и поддержание рынка вообще и рынка рабочей силы, в частности. Чем выше спрос на рабочую силу, тем выше ее стоимость. С этой точки зрения работникам наемного труда выгодно развитие предпринимательства, то есть рынка как такового. С другой стороны, надо очень четко осознавать, что мелкая собственность, существующая параллельно с крупной монопольной собственностью, это всегда монопольная мелкая собственность. Конкуренции в среде мелких собственников, о которой нам поют экономисты-реформаторы и которую живописует интеллигенция в своих произведениях «массового искусства», сегодня нет, и не будет никогда. Поэтому цены на товары, которые выпускает и реализует малый бизнес, никогда опускаться вниз не будут. Единственный мирный путь — это борьба за свои социально-экономические права, свой социальный статус, опираясь на международное и отечественное трудовое и гражданское законодательство. Как известно, конкуренция носит трехмерный характер. Поэтому, очевидно, и заработная плата так же трехмерна. Во-первых, она номинальна. То есть, выражается в определенном количестве денежных знаков. Во-вторых, она реальна. То есть на выданную массу денежных знаков можно реализовать некую массу товаров и услуг. Эта масса товаров и услуг, которая обменивается на рабочую силу работника, представляет собой овеществленный общественный труд. По стоимости этого овеществленного общественного труда определяется отношение общества к той или иной социальной группе или классу, то есть их социальный статус. Бюрократия изощряется в методах минимизации социального статуса людей наемного труда. Только для рабочих и иных категория людей наемного труда изобретена законодательно устанавливаемая минимальная потребительская корзина — МПК. Физическое содержание этой корзины устанавливается директивно. Для оправдания нищеты созданы целые институты, которые научно доказывают необходимость минимального потребления рабочими. В МПК входят минимальное количество товаров и услуг, которые необходимы для поддержания рабочей силы работников, или, если следовать логике политической экономии, — для возобновления переменного капитала — v. Стоимостным выражением МПК является МРОТ — минимальный размер оплаты труда. Высшее руководство страны по настоянию различных партий «борется» за достижение величины минимальной заработной платы стоимостного показателя МПК, то есть МРОТ. На деле заработную плату всех работников пытаются подогнать под МРОТ. Принципы профанации и тавтологии у нас в ходу, как в среде коммунистов, так и в среде демократов-реформаторов. Поскольку МПК действительно и объективно служит мерилом рабочей силы, то работникам ничего не остается, как только бороться за расширение его физического содержания. По идее, в МПК должны входить затраты не только на еду и жилье одного индивида, но и затраты на детей (не менее трех на двух взрослых членов семьи), супругу (супруга), повышение культурного и общеобразовательного уровня членов семьи, на будущую пенсию, и прочее, и прочее. Тогда и только тогда российская экономика и российское государство будут обеспечены отечественной рабочей силой в необходимом количестве и надлежащего качества. Таков путь, каким проходит развитие европейского работника. И, наконец, в-третьих, заработная плата — относительна. То есть величина заработной платы одной категории работников к величине заработной платы других категорий имеют определенное соотношение. В свое время Г.В.Ф. Гегель утверждал, что «в развитом гражданском обществе количества индивидов, занятых в различных отраслях общественного производства, имеют определенные соотношения». Нет сомнения, что Россия будет двигаться в сторону развитого гражданского общества. О необходимости прямой и решительной стимуляции соотношения (v (упр.): v (раб.)) и своем отношении к «децильному коэффициенту», который введен идеологами буржуазии для замедления социального прогресса, мы уже говорили ранее в параграфе 4.. Единственный мирный путь развития социально-экономической системы — это путь преодоления конкуренции в среде людей наемного труда. Путь солидарности и борьбы за свои социально-экономические интересы и права. В России имеются все правовые предпосылки для этого. Нужна лишь политическая воля народа. Почему рабочая сила — товар? Очень простое объяснение: с увеличением количества населения, растет предложение его рабочей силы. Отсюда, объективно, стоимость рабочей силы должна уменьшаться. Поэтому борьба труда и капитала не предсказуема. Либо труд подчинит интересы капитала своим интересам, либо капитал — подчинит себе труд. Третьего не дано. Поскольку рабочая сила — это особый товар, наделенный плотью и разумом человека, есть шанс, что люди наемного труда смогут договориться о совместном солидарном выступлении в защиту своих прав. И тогда стоимость рабочей силы людей наемного труда перестанет подчиняться закону игры спроса-предложения. Рабочая сила какой-либо категории работников свое положение товара может преодолеть, лишь преодолевая конкуренцию в среде данной категории работников. В этом смысле «освобождение рабочего класса есть дело рук самого рабочего класса». Лозунг Маркса: «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!», — вновь приобретает актуальность и остроту.
(продолжение следует)

Параграф 10. Исторические ретроспективы и варианты развития российской социально-экономической системы.
Как мы уже отметили, российская социально-экономическая система развивается по принципу ограничения товарно-денежных отношений товарами личного потребления. Этот принцип в наиболее конкретной литературной форме изложен в работе И. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». Современные экономисты-реформаторы подчеркивают свою приверженность этому курсу, повсеместно повторяя, как заклятье, формулу: спрос рождает предложение. Проблема соотношения спроса-предложения была освещена в работе К.Маркса «Нищета философии». Здесь нет места для ее детального анализа. Можно лишь отметить, что те, кто стремится к «правильному» балансу в соотношении спроса-предложения, тот стремится вернуть все исторические условия и правовые предпосылки господства мелкотоварного производства, когда спрос абсолютно регулировал и определял предложение. Такие социологи, — как говаривал основоположник, — утописты и реакционеры одновременно. «Новые» марксисты-ленинцы, весьма справедливо критикуя пороки современного капитализма, предлагают нам вернуться во времена натурального обмена в мировом масштабе, то есть, по сути, предлагают ограничивать мировое общественное производство предметами потребления. Мотивируется это стремлением диалектикой развития человечества. Дескать, когда-то человечество жило счастливо и бесконфликтно в общине, при коммунизме; товарно-денежных отношений тогда не было, так как не было и денег, а происходил натуральный обмен; все были счастливы, поскольку соблюдалась справедливость при распределении общественного продукта, произведенного коллективно, всей общиной. Возможно, что они правы в характеристике общественных отношений, существовавших в древнем обществе эпохи дикости. Однако с прогрессом производительных сил общества меняются и его общественные законы. Начиная с эпохи варварства, роль денег начинает играть скот. А с введением в оборот металлических денег, законы движения богатства становятся всеобщими для всех времен и народов. Мне представляется, что проблема ограничения спроса предметами потребления восходит к библейским временам. Жил на стыке первого и второго периодов эпохи варварства иудей Моисей, стоявший во главе своего клана, занимавшегося свободным пастушеским делом. Он весьма преуспел в деле накопления своего общественного богатства. Все было б ничего, если б не капризы природы. Сообщество — то обитало возле Египетского царства, и потому зависело от капризов пустыни и реки Нил. Периодически происходили засухи. Тогда скотину нечем было кормить. Моисей нашел выход. Стал отдавать своих соплеменников в наем египетскому фараону. Соплеменники получали похлебку и место для проживания (минимальную потребительскую корзину), а сам Моисей от фараона в обмен получал деньги в форме зерна для скота или даже сам скот. Таким образом, Моисей добился процветания своего клана. Сообщество росло, рос оборот, рос авторитет Моисея. Требование расширения общественного производства диктовало необходимость отказа от привязанности к Египетскому царству. Моисей со своим сообществом начал мигрировать по Северной Африке в поисках земли обетованной, которую нашел у реки Иордан, где основал Иудею. Нравственно-этические нормы поведения людей, ограниченных в своей жизнедеятельности минимальной потребительской корзиной, были запечатлены в Ветхом Завете. Когда две тысячи лет назад Иисус пришел туда из Галилеи, то нашел иудеев, полных злости и зависти друг к другу, и потому, неспособных постичь Бога. Назвал тогда Иисус Иудею страной мертвых, или Израилем. Сам то Иисус был галильянцем, а жители Галилеи жили по законам племени свободных землепашцев. Ее свободные жители за свою работу получали от нанимателей не похлебку или средства на похлебку, а скотину, то есть натуральные деньги. Все были счастливы, поскольку соблюдалась справедливость и возможность продолжения своего рода. Иисусу стало жалко иудеев. Он предложил им выбрать его своим царем (Rex), а взамен обязался привить им нравственно-этические правила, по которым жили его соплеменники, то есть, галлильянцы. Галилея в переводе означает страна Солнца или Царствие небесное. Вероятно, Иудея когда-то входила в ее состав. Но постепенно отошла под протекторат Римской Империи. Об отношении Христа к распределению по времени, затраченному на производстве, то есть «по труду», можно судить по притче о виноградаре и его работниках в Новом Завете. Иудейские первосвященники, которых Христос называл порождением гиены с ехидною, резко отрицательно отнеслись к его проповедям и воззваниям возвратиться в лоно Галилеи. Ведь в Галилее невозможно было заниматься спекуляцией на нуждах людей. Работникам платили скотиной, натуральными деньгами, нужно было работать на пашне, чтобы скотину содержать. А иудеи, будучи представителями свободного пастушеского племени, не могли согласиться с изменениями своего повседневного уклада жизни, которые предлагал им Христос. Потому его и распяли, дабы не тревожил он их рабские души. Якобы, за это преступление иудеи были согнаны Богом с земли обетованной, надо отметить, — в очередной раз. Это — галлы под давлением жизненных обстоятельств двинулись на Пиренейский полуостров и далее к островам Туманного Альбиона. Великая кельтская культура доживала свои последние столетия. Деньги в форме монет из драгоценного металла успешно разлагали общину. Спекулятивные операции путем ограничения спроса предметами потребления становятся обыденным делом. Под это дело формируется новая религия — христианство. Разделение людей на богатых и бедных, живущих ради похлебки и крова над головой, превратилось в необратимый процесс. На этой спекуляции росли империи и города. Цивилизация, то есть спекулятивный способ взращивания богатства нации путем ограничения спроса людей предметами потребления, двинулась на Восток. Ничто не могло ее сдержать: ни нашествие вандалов с гуннами, ни нашествие монголов, ни революции. Разложение общины металлическими деньгами, то есть золотом, сегодня — свершившийся факт. Разумеется, люди, как могли, искали способы освобождения из-под ига золотого тельца. Предлагались идеи, ради которых люди шли на эшафот и костер, как в свое время Христос пошел на Голгофу. И только с началом развития капитализма появился великий немецкий еврей К. Маркс, который на основе изучения и критического анализа достижений человеческой мысли, предложил человечеству и научно обосновал способ освобождения человеческого труда от ига капитала. Парадоксально, но факт: по его мнению, преодолев спекулятивный характер современной экономики, человечество способно окончательно решить еврейский вопрос — уничтожить экономическую сущность еврейства. Как это сделать теоретически, изложено выше. Но в России эта проблема вряд ли станет актуальной в ближайшее время. Дело в том, что здесь весьма и весьма сильны позиции последователей библейских первосвященников. Отечественная школа политической экономии до недавнего времени, как известно, отрицала действие закона стоимости вообще и, уж тем более, не признавала рабочую силу товаром. Исходя из этих взглядов, государство пыталось определить стоимость товаров эмпирическим путем. Осуществлялось так называемое государственное распределение мер труда и оплаты. На практике это означало, что заработная плата определялась в соответствии с неким законом, который иногда именовался железным законом социализма. Цель этого закона — не допускать увеличения почасовой оплаты рабочих без повышения интенсификации их труда. В качестве партийно-государственной доктрины закон был принят в конце марта 1927 г. с принятием Постановления ЦК РКП(б) «О рационализации».
Механизм его действия весьма прост. Принимается определенный Единый тарифно-квалификационный справочник — ЕТКС. В этом документе описаны практически все виды работ, необходимая для выполнения работ, квалификация, и, в соответствии с квалификацией установлен разряд, который может быть присвоен исполнителю работы. К этому ЕТКС в качестве приложения прикрепляется тарифная сетка, представляющая собой ряд коэффициентов, устанавливающих пропорции между 1 разрядом и последующими разрядами. Кроме этого, на каждый вид работ имеются Справочник или ЕНИР, где расписаны нормы выработки и нормы заработной платы. Через стоимость единицы труда индивида не составляет особого труда структурировать стоимость изготавливаемого товара. Такая система исходит из того, что разделение общественного труда в стране основано на принципе изготовления цепи, когда стоимость одного товара определяется из стоимости другого с помощью законодательно принятых коэффициентов. Создается иллюзия общественного организма в форме часового безупречного механизма. Социально-экономические системы, созданные на этом принципе, предполагают, что право собственности может исходить только от государства, и носят абсолютистский, т.е. тоталитарный характер. Теоретическое обоснование подобных социальных систем в их современном цивилизованном формате началось в период становления абсолютистских государств, то есть в 16-18 веках P.X. Имена наиболее известных теоретиков того времени можно узнать из работ К.Маркса. Это — Гоббс, Лейбниц, Пуффендорф, Вольф и др.. В Россию эти теории были привнесены Петром Великим и стали основой доктрины государственного строительства. Он, будучи горячим поклонником метафизики, был лично знаком с великим немецким математиком Лейбницем. Тот представлял и проталкивал в среде европейских государей свой взгляд на государственно-общественное устройство в виде часового механизма. В целях устроения в России новых прогрессивных принципов государственного управления, Петр пригласил в свое царство его учеников — Вольфа и Пуффендорфа. (С. Князьков «Очерки из истории Петра Великого», ИО «Культура»-1990 г.).
(продолжение следует)
Параграф 11. О ВКЛАДЕ РУССКИХ МАХИСТОВ В РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ «АБСОЛЮТИЗМА».
И так, можно утверждать, что в основание доктрины государственного строительства и буржуазных реформ Петр Великий заложил метафизический метод гениального немецкого математика Готфрида Вильгельма Лейбница (1646-1716) в интерпретации его учеников, которых он пригласил в, созданную им, Российскую Академию Наук. А пока живет Российская Академия Наук, будут жить и ее метафизические традиции. С некоторыми изменениями, внесенными марксистами-ленинцами, эти теории остаются основополагающими в России. С теоретической, да и практической точки зрения, читателю не бесполезно знать, каков вклад известных российских марксистов в творческое развитие понятия стоимости товара. Для этого нужно взять 6-й том избранных сочинений В. И. Ленина за 1985 год и ознакомиться с его взглядом на экономическое учение Маркса. Ключевыми, с точки зрения раскрытия этого взгляда, как мне представляется, являются его три цитаты из работы «Карл Маркс»:
1). Параграф Стоимость, (стр. 193). «Величина стоимости определяется количеством общественно-необходимого труда, или рабочим временем, общественно-необходимым для производства данного товара, данной потребительской стоимости».
2). Параграф Прибавочная стоимость, (стр. 195). «Следовательно, в капитале, с точки зрения процесса производства, необходимо различать две части: постоянный капитал, расходуемый на средства производства (машины, орудия, сырой материал и т.д.) – стоимость его (сразу или по частям) без изменения переходит на готовый продукт – и переменный капитал, расходуемый на рабочую силу».
3). Параграф Прибавочная стоимость, (стр. 197). «Маркс показал ошибку всей прежней классической политической экономии (начиная с Адама Смита), которая полагала, что вся прибавочная стоимость, превращаемая в капитал, идет на переменный капитал. На самом деле она распадается на средства производства и переменный капитал».
1) Первая цитата является теоретическим обоснованием отождествления стоимости (цены) товара со стоимостью (ценой) издержек его производства. Произведена подмена понятия общественно-необходимого времени производства на «рабочее время, общественно-необходимое для производства данного товара». То есть абстрактный труд общества, который только и может быть мерилом стоимостей, подменен на конкретный или частный труд. При таком представлении на природу стоимости, единственным способом получения прибавочной стоимости является установление номинальной надбавки к стоимости издержек производства. То есть, подобный взгляд служит оправданием мальтузианского подхода к формированию прибавочной стоимости, как «прибыли от отчуждения». (Томас Роберт Мальтус (1764-1834 г.г.)- английский священник и экономист, идеолог земледельческой аристократии, один из авторов и ярый проповедник человеконенавистнической теории народонаселения). В СССР и современной реформируемой России использовалась и используется модернизированная модификация мальтузианства, автором коей является английский вульгарный экономист Патрик Джемс Стирлинг (1809-1891 г.г.). В 1846 году в Эдинбурге сей вульгарный экономист опубликовал свой труд «Философия труда», в котором предложил, — «смехотворный» по мнению К. Маркса, – метод извлечения прибавочной стоимости, путем создания такой ситуации в экономике, когда «Количество каждого товара должно регулироваться таким образом, чтобы предложение данного товара находилось в меньшем отношении к спросу на него, чем предложение труда к спросу на труд» (К.Маркс. Теории прибавочной стоимости. 4-й том Капитала. Часть 3. Глава 20. Разложение рикардианской школы, стр. 192-194. М. Политиздат -1978)
2) Вторая цитата является теоретическим обоснованием возможности структурирования стоимости товара путем сложения ее составляющих через стоимость единицы труда индивида. Такой взгляд является теоретическим оправданием физиократического (технократического) подхода в государственном управлении социально-экономической системой. В царский, советский и реформаторский периоды развития осью отечественной социально-экономической системы является фиксированный минимум заработной платы работника. Вокруг этого минимума, устанавливаемого административным путем, как в часовом механизме, движется развитие всего общественного организма. Таким образом, обосновывается субъективный эмпиризм (волюнтаризм) в экономике и возможность конституирования стоимости государством, то есть анархизм.
3) Третья цитата является объяснением причины мнимого отсутствия эксплуатации производительных классов общества государственно-банковским капиталом в СССР, что является демагогическим основанием идеологии сталинизма. В 11 параграфе работы основоположника «Заработная плата, цена, прибыль», под названием «Различные части, на которые распадается прибавочная стоимость», мы можем убедиться в фальсификации его экономического учения: «Рента, процент и промышленная прибыль – это только различные названия разных частей прибавочной стоимости товара, или воплощенного в нем неоплаченного труда, и все они в одинаковой мере черпаются из этого источника, и только и него». (К.Маркс и Ф.Энгельс, Избранные произведения, т.2, Москва, 1985 г.).
Можно уверенно констатировать, что царская Россия до 1917 года, СССР недавнего «социалистического» прошлого, и Россия сегодняшнего дня – это этапы развития «Новой Иудеи», «Третьего Рима» на просторах Евразийского континента эпохи христианства. Я не могу утверждать с точностью юридического определения, но, на мой взгляд, все работы В.И. Ленина были подвергнуты основательной цензуре и фальсификации сталинистами. Но это подозрение, конечно, не может подорвать убежденности в том, что «марксизм – ленинизм», — в его современной версии советских ученых-книжников, — является творческим развитием идей абсолютизма и монархизма в России. После умерщвления Ленина и разгрома «левой оппозиции» в 1927 году русский марксизм в интерпретации «друзей народа» и бундовцев, — действовавших на арене Истории, как сталинисты, — оказался абсолютно тождественен русскому махизму. Таким образом, историческая роль сталинистов сводится к тому, что они продолжили буржуазные реформы Петра Великого в 20-м веке такими же «метафизическими» методами, какими они были начаты в конце 17-го, начале 18-го в.в.
(продолжение следует)
Параграф 12. ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА.
Однако параллельно с теорией абсолютизма в России развивались идеи «народного суверенитета», то есть демократии. Уже во времена Петра Великого крестьянский публицист И.Т. Посошков открыто высказывал эти идеи в своих предложениях по устройству Основного уложения законов России. В конце 20-го, начале 21-го веков народам России дан еще один шанс пробиться сквозь частокол абсолютизма. На мой взгляд, если попытаться систематизировать все, что было сказано по этому поводу, то идею «народного суверенитета» можно свести к трем основным положениям: 1) Право собственности должно исходить не только от государства, но и от частных лиц и групп людей; 2) Соблюдение интересов и прав всех или, по крайней мере, большинства социальных групп общества, и через это условие, соблюдение интересов и прав конкретного человека; 3) Право отдельных частей государственно-общественного организма на определенную автономию от государства.
В развитие этих основных положений, очевидно, будет решаться вопрос о стоимости рабочей силы и ее денежного выражения. На мой взгляд, всем, кто, так или иначе, связан с защитой интересов людей наемного труда, нужно четко понимать, что рабочая сила – это особый товар, наделенный плотью и разумом человека. Энергия труда, находящаяся в персональной собственности индивида. Денежное выражение стоимости рабочей силы является частью авансированного капитала, и в формуле стоимости товара идет под кодом – v. Эта часть не входит в цену товара, произведенного предприятием производителем, потому что стоимости товаров не складываются из своих составляющих (c + v) + m, а стоимости могут только раскладываться на них. Поэтому никакой линейной зависимости повышения цен товаров от повышения заработной платы нет и быть не может. Напротив, в тех странах, где люди труда получают достойное вознаграждение за выполняемую работу, наблюдается снижение цен товаров, там цена рабочей силы человека наемного труда гораздо выше, чем в России, там на гораздо большие ассортимент и качество рассчитана его потребительская корзина. В связи со сказанным, можно категорически утверждать, что повышение цены рабочей силы не ведет к инфляции, о чем в истерике вопят местные экономисты-аферисты. Повышение цены рабочей силы, — за что в силу жизненных обстоятельств и имманентных законов взращивания общественного богатства должны бороться все пролетарии, — ведет к перемещению капиталов из сферы производства средств производства в сферу производства товаров потребления и услуг. Эта тенденция не может быть названа иначе, как процессом произрастания социализма из недр капитализма.
При таком понимании категорий товара и его стоимости теряют почву все попытки спекулятивных измышлений русских махистов, — то бишь, марксистов-ленинцев, — по поводу вычисления так называемой потребительской стоимости товара. Этот спекулятивный термин введен давно в обиход теоретической политэкономии идеологами мелкобуржуазного социализма для теоретического оправдания социальных систем, в которых СПРОС абсолютно регулирует ПРЕДЛОЖЕНИЕ общественного производства. Ясно видно, потребительская стоимость товара – это ничто иное, как его действительная меновая стоимость, и его величина определяется количеством общественного труда, кристаллизованным в товаре в результате сложных обменных операций во всех сферах общественного производства. Так что никаких теоретических оснований и оправданий для раздувания надзирающего и статистического аппаратов при социализме, — о чем в России сегодня пекутся наследники идей А.А. Богданова-Малиновского, — не было, нет и не должно быть. А если сегодня в России бюрократический аппарат и раздут, — и потому имеет колоссальное влияние на общественно-политическую и социально-экономическую жизнь общества, — то только по причине того, что у руля русского государства до сих пор находятся «друзья народа» и бундовцы.
Ян Радий. 6 июля 2008 г. г-26.07.2009.. Белорецк, РБ, РОССИЯ.
Данная работа была опубликована в журнале «Коммунист» №5 за сентябрь-октябрь 2008 г. с некоторыми изменениями под названием «О стоимости труда и стоимости вообще» К 105 годовщине 2-го съезда РСДРП.
Предлагаемая литература для чтения:
1. И. Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР, Брошюра «Экономические проблемы», Издательство РКПО «РУСЬ», Ленинград – 1995 г.
2. А.А. Богданов. Вопросы социализма, Библиотека социалистической мысли, Политиздат, Москва – 1990 г.
3. Очерки политической экономии социализма под редакцией академика Н.П. Федоренко, «Наука», Москва — 1988 г.
4. Политическая экономия, учебник Института экономики АН СССР, ГИПЛ, Москва-1954 г.
5. В.А. Ацюковский Основы коммунистической идеологии и современность. Москва – 2004 г.
6. Т. Клифф. Государственный капитализм в России, Издательство редакции дискуссионного бюллетеня Социалистический Рабочий, Ленинград – 1991 г.
7. Архив Троцкого в 4-х томах под редакцией Ю. Фельштинского, т.4. «ТЕРРА» — «TERRA», Москва — 1990
8. К. Маркс. Теории прибавочной стоимости (IV том «Капитала ») часть III, ИПЛ, Москва-1978 г.
9. Ф. Энгельс. Анти – Дюринг, ИПЛ, Москва – 1988 г.
10.Ф. Энгельс. Происхождение семь, частной собственности и государства. ИП К.М. и Ф.Э., т.3, ИПЛ, Москва-1985 г.
11. К. Маркс. Классовая борьба во Франции с 1848 про 1850 г., ИП К.М. и Ф.Э., т. 1, ИПЛ, Москва – 1985 г.
12.В.И. Ленин. Что такое друзья народа, и как они воюют против социал-демократов. Четвертое издание сочинений, т.1, ОГИЗ ГИПЛ, Москва – 1941 г.
13.В.И. Ленин. Рассказ о II съезде РСДРП; Положение Бунда в партии. Четвертое издание сочинений, т. 7, ОГИЗ, ГИПЛ, Москва – 1946 г.
14.Новый Завет. От Матфея святое благовествование. The Gideon’s International.
15.Большая Советская Энциклопедия. Раздел Галлы (кельты).
16.В.И. Ленин. Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии, ИПЛ, Москва – 1969 г.
17.В.И. Ленин. Философские тетради. ИПЛ, Москва – 1990 г.
18.Э. В. Ильенков. Ленинская диалектика и метафизика позитивизма. , ИПЛ, Москва – 1980 г.

Share This Post

Post Comment