5 Мая Нурсултан Абишевич приостановил Земельную реформу казахской плутократии

5 Мая Нурсултан Абишевич приостановил Земельную реформу казахской плутократии

Активист Макс Бокаев на митинге в Атырау. Фото «Азаттык»

5 мая президент Казахстана Нурсултан Назарбаев объявил мораторий на нормы Земельного кодекса, которые должны были вступить в силу 1 июля этого года. «Я сегодня принял решение: ряд норм в Земельном кодексе, которые вызвали общественный резонанс, а точнее принятые в прошлом году четыре нормы, наложить мораторий на их вступление в силу до следующего года», — цитирует президента АМИ «Новости-Казахстан». Сегодня же был отправлен в отставку министр национальной экономики Ерболат Досаев, министру сельского хозяйства Асылжану Мамытбекову объявлен выговор.

Общественный резонанс, о котором говорил президент, — это волна несанкционированных митингов протеста, на площади казахских городов вышли сотни людей. Люди выступали против продажи или сдачи в аренду земли иностранцам.

Первый митинг против «продажи земли» прошел 24 апреля в западноказахстанском городе Атырау, и стал он неожиданностью для всех – прежде всего, для двоих местных гражданских активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна. На их сообщение в Facebook о намерении выйти на площадь Исатая – Махамбета и провести пикет против намерений властей более чем в два раза увеличить сроки передачи земель в аренду иностранцам откликнулось до двух тысяч горожан, причем не виртуально, а выйдя вместе с ними на площадь. Такое количество людей, если, конечно, мероприятие не организовано «сверху», Казахстан не видел даже в «мирные времена», не говоря уже про пост-жанаозенский период.

Еще в конце января этого года правительство Казахстана озвучило свои планы выставить на продажу ряд новых лотов, среди которых наибольший резонанс вызвали «национальные парки». Но дальше — больше, и в апреле стало известно: городские парки, государственные медицинские учреждения, городские кладбища тоже могут уйти частникам. Но самую большую полемику в обществе вызвало намерение правительства 1 июля 2016 года выставить на продажу своим гражданам и для сдачи в аренду иностранцам дополнительные наделы сельскохозяйственной земли. Таким образом, власти надеются выручить средства, чтобы не беспокоиться о дефиците бюджета хотя бы предстоящий год. Беспокоиться же есть о чем: несмотря на то, что тенге после двух девальваций приостановил падение, в мировых экономических рейтингах Казахстан продолжает снижение, а Bank of America включил нефтеносную державу в число преддефолтных стран.

Надежды можно возлагать только на рост цен на нефть и на некоторые другие ресурсы, за счет чего Казахстан и жил все эти годы, иногда успешно выдавая распродажу недр за передовую экономическую систему. Но уже после начавшейся первой, относительно слабой волны экономического кризиса в 2007-2008 годах, положившей конец строительному буму, выяснилось – по сути, кроме добычи ископаемых (в первую очередь, нефти) и производства пшеницы, стране похвастать нечем. Вполне логично, что тлеющий костер экономических неурядиц в правительстве решили на время затушить самым привычным способом – продав что-нибудь ненужное. А поскольку за эти годы и так много чего было продано, пробил «час земли».

После проведенного мониторинга в 2014-15 годах официально заявлено: 7,14 млн гектаров пригодных земель не используется, и значит, они могут быть переданы в частные руки, независимо от мнения большинства населения. Раньше большинство в принципе смотрело на такие движения сквозь пальцы. Да, считается, что понятие «земли» для казахов свято, но и это может зависеть от материального достатка. В умеренно кризисном 2011 году санкционированный митинг в Алма-Ате против китайской экспансии (а тогда речь шла о передачи Китаю в аренду миллиона гектаров земель) собрал не больше 200-250 человек, и это при том, что оппозиция не была еще разгромлена. Сейчас «китайский вопрос» вновь вышел на повестку дня: в обществе считают, что «иностранные арендаторы» — это, в первую очередь, наши китайские соседи, и неспроста последние годы Китай щедро одаривал страну миллиардными кредитами, расплачиваться за которые не обязательно в твердой валюте. Можно и землей…

Более того, в корне поменялась ситуация внутри страны. Последовательной оппозиции – как либеральной, так и левой — не осталось, однако то, чего не могли все эти годы сделать политические лидеры – вывести людей на улицы, за них совершили социальные и политические обстоятельства.


Митинг в Атырау. Фото «Республика.kz»

— Да, такого количества участников никто не ожидал,— соглашается атырауский активист Макс Бокаев. — На своей странице 20-го отписал, что пойду на алан (площадь) 24-го для выражения протеста. Формально никого не звал. До этого, 14-го, со своим товарищем Талгатом Аян подал заявление на проведение митинга, наверно, знаешь, что акимат (городская администрация) отказал.

Митинг в Атырау 24 апреля 2016 года

До выступления в Атырау в Астане и Уральске прошли две малозаметные акции в форме одиночных пикетов, но в отношении участников силовики приняли почти вегетарианские меры и ограничились взятием объяснительных после логичных задержаний. В том же формате должна была пройти атырауская акция, но когда спустя полчаса после озвученного Бокаевым в социальной сети времени на площади собралась толпа в несколько тысяч, разгонять было поздно, и власть в лице мэра города Нурлыбека Ожаева сама спустилась к людям.

Все закончилось на удивление спокойно. Высказались, поговорили. На площади после четырехчасового митинга не осталось даже мусора. Мэр пообещал не преследовать участников, особенно из числа выступавших

Также спокойно в этот день прошел митинг в Кульсары – небольшом городе в Атырауской области, собравший около сотни человек.

Частично мэр Атырау сдержал слово: преследовать персонально никого не стали, однако по факту проведения митинга на следующий день было возбуждено уголовное дело по скользкой политической статье «Возбуждение социальной, межнациональной, религиозной и прочих розней».

Есть версия, что за организацией собраний на западе Казахстана может стоять кто-то из ближнего круга людей президента, родом с этого региона и отстраненный от реальной власти. Эту версию опровергает Макс Бокаев, говоря, что нефтяной регион полон проблем, связанных, в том числе, с тем, что разработки нефтяных месторождений ведут операторы, где доля Казахстана составляет не больше 20 процентов. Поэтому отношение к местным у тех вполне пренебрежительное. Опять же стычки, причем вполне серьезные, между казахстанскими рабочими с одной стороны, китайскими и турецкими – с другой, — тоже явление регулярное.

Днем позже после митинга по странному совпадению внезапно лишился своей должности Генеральный прокурор Асхат Даулбаев, а его место занял малоизвестный публике Жакип Асанов.

Одновременно в Астане прошла XXIV сессия Ассамблеи народов Казахстана, где президент Назарбаев вначале похвалил народ за неравнодушие к земельному вопросу, а затем призвал: «Спекуляции на эту тему беспочвенны, провокаторы должны быть разоблачены и понести наказание согласно закону страны».

26 апреля, вторник – два одиночных пикета – в Актобе и Алма-Ате, тоже без последствий для участников. В среду — два новых митинга, и вновь один на западе страны – в Актобе (собрав до полутора тысяч человек), второй на востоке — в Семипалатинске (собралось в четыре-пять раз меньше). В обоих городах к участникам вышли руководители городских администраций. В первом городе случилась накладка – мэра освистали, а митинг вышел за рамки повестки дня, когда некоторые участники в не совсем вежливой форме предложили Лидеру нации – Елбасы задуматься об отставке.


Митинг в Актобе

Видимо, последнее обстоятельство сказалось на изменении формата отношения власти к митингующим. Уже на следующее утро силовики стали отлавливать по городу участников собрания и блогеров. Далее, скорей всего, в зависимости от личных симпатий-антипатий, кого-то предупреждали в форме «мягкого наезда»: режиссера монтажа Марата Телеуова почти восемь часов продержали на допросах сразу в трех структурах; других доставляли в административный суд, выносивший штрафы, в среднем, в размере 120-130 долларов.

За сим последовало первое публичное обращение нового прокурора к народу касательно ответственности за распространение слухов о продаже земли иностранцам. Такая статья, как «распространение слухов», действительно, есть в казахстанском Уголовном кодексе. Но народ в равной степени оказался обеспокоен как продажей земли иностранцам (что по казахстанскому законодательству недопустимо), так и участием иностранцев в аренде или в каких-то обходных маневрах, что уже никак не подпадает под статью о слухах, так как теоретически очень может быть.

Следующий ряд инцидентов, продемонстрировавший разворот градуса терпимости власти на 180 градусов, произошел в трех городах 29 апреля.

В Алма-Ате несколько общественных деятелей и поддержавших их оппозиционных журналистов намеревались через пресс-клуб обратиться к СМИ с заявлением о проведении митинга по земельному вопросу 7 мая. Однако двое не доехали – были перехвачены полицейскими по дороге, а у входа в пресс-клуб (чей руководитель Сейтказы Матаев ныне сам пребывает под арестом) бойцы полиции особого назначения «дали бой» оставшимся потенциальным спикерам и журналистам. Около десятка задержанных развели по трем разным отделениям полиции, чтобы через три часа отпустить без предъявления каких-то обвинений и, разумеется, извинений.

В Уральске, где де-факто, в отличие от остального Казахстана, граждане поодиночке и группами спокойно проводили несанкционированные акции, был задержан и осужден одиночный пикетчик, который даже не успел развернуть плакат.

В Актау — городе, расположенном неподалеку от Атырау, до ста человек пыталось самоорганизоваться на площади Ынтымак. Здесь уже вмешалась полиция, вытеснив собравшихся с площади и дав понять, что лучше разойтись по-хорошему. Посыл полицейских был услышан, так что все разбрелись без неприятных для себя последствий.

Земельный митинг в Актау

Наконец, завершение митингового апреля пришлось на 1 мая. В этот день в Казахстане отмечается собственный праздник – День единства народа Казахстана, и президент Назарбаев, вопреки обыкновению, решил выступить с трибуны перед алма-атинцами, чего он не делал с 2004 года.

Меры предосторожности были предприняты зашкаливающие. Впервые многочисленных полицейских, по всей видимости, вышедших из доверия, контролировали грозные люди из службы охраны президента. На площадь Астаны допускались только хорошо проверенные граждане, в то время как остальные теснились за установленными заборами. Назарбаев выдал краткий спич, попробовал национальных блюд, станцевал и со свитой отправился праздновать дальше.

Больше ничего экстраординарного днем не произошло. Зато вечером в многолюдном районе Центральной мечети возник стихийный митинг, причем непонятно, как все началось и чем закончилось. Судя по видео, полиция оттеснила собравшихся, не предпринимая попыток задержания, тем более что было довольно трудно выделить митингующих от случайных прохожих и зевак.

Но как можно было понять из комментариев в Facebook, негодование могла вызвать информация о разгоне митинга в Кызылорде – городе, где уже давно ничего не происходило, и фотография якобы убитого при разгоне. Фотография явно была фейковой, разгон, хоть и не слишком фанатичный, на самом деле произошел. На центральной площади несколько сотен человек вместо единения в честь Первого мая стали поднимать земельную тему. Судя по зашкаливающему присутствию полиции и, похоже, военных, городские власти были готовы к такому повороту событий.

Но больше всего в этот день заставил власти поволноваться намечающийся митинг в Жанаозене – печально известном городе Мангистауской области. Несмотря на предупреждения и недопуск журналистов в город, на площади Ынтымак, помнящей расстрел митингующих нефтяников, собралось несколько сотен человек. Однако, в отличие от Кызылорды и Актау в зоне видимости скопления силовиков не наблюдалось, полиция стала подтягиваться, когда собравшиеся стали открыто требовать остановить «продажу земли». Но вместе с полицией к людям вышел и мэр города, и хотя к общему согласию не пришли, небольшой диалог состоялся. Также на митинге собравшиеся потребовали освободить несколько задержанных утром – вскоре их действительно выпустили.

Митинг в Жанаозене 1 мая

Так завершилась первая волна митингов.

Власти опомнились и перешли в контрнаступление. По всей республике стали отлавливать и пресекать любые попытки людей не то что выступить, но даже «на воздухе» обсудить подобную возможность. Информация о задержаниях и «профилактических» беседах поступает отовсюду – из Астаны, Чимкента, Алма-Аты, Павлодара. В Актюбинске уже в более чем жесткой форме пресекаются попытки одиночных пикетов…

В социальных сетях все громче раздавались призывы провести 21 мая общенациональный митинг по земельному вопросу. Встал вопрос: кто возьмется за организацию? Ведь активной оппозиции в стране почти не осталось, две политические партии, с согласия Акорды считающиеся оппозиционными: Коммунистическая народная партия Казахстана и Общенациональная социал-демократическая партия — осторожно высказались против земельной распродажи, но на организацию публичных мероприятий не пойдут ни под каким соусом, если это только не будет согласовано на самом верху.

Помимо психологической, а местами и физической обработки давно известных активистов, власть обратилась к опыту путинской пропаганды. Почему-то выбрали для этого «1 канал – Евразию» (казахстанское отделение российского вещателя), а не местные «Хабар» и КТК, имеющие опыт в реализации такого рода поручений.

В воскресной программе «Аналитика» прошел сюжет под говорящим названием «Революции на экспорт: хаос по порядку», где речь шла о «пятой колоне», которая платит от 50 до150 долларов за участие в митинге. Проводилась прямая параллель с «арабской весной» и недвусмысленно указывалось, что в дестабилизации Казахстана заинтересованы США, действующие в стране через правозащитные организации. Какой им интерес в новой «горячей точке»? А исключительно чтобы не дать Казахстану оправиться после экономического шока и встать на ноги, и наши успехи на этом поприще не дают Штатам спокойно спать – чего уж проще. Ту же простую мысль пытаются внушить некоторые политологи и блогеры: во всем виноваты «они». Тем более что Назарбаев еще 25 апреля указал направление, среди кого искать бузотеров: «Причем шумят не те, кто с трактора слез и прибежал, или чабаны с лошади слезли и прибежали на площадь. А те, кто понятия не имеет о сельском хозяйстве, ничего и не знает, где эти земли вообще находятся».

Впрочем, сейчас вопрос встает не только об иностранцах – люди вполне резонно опасаются и местных латифундистов. Если посмотреть, кому принадлежат лучшие земли, особенно вокруг больших городов, то среди владельцев окажется кто угодно: прокуроры, судьи, чиновники всех рангов, парламентарии, партийные функционеры, родственники президента — то есть тоже люди, далекие от фермерской деятельности. Зато крестьяне, люди не самые богатые, вполне могут оказаться не у дел.

Махамбет Абжан, председатель общественной организации «Шанырак» из Астаны, занимающейся вопросами бездомных и безземельных граждан, попытался получить 10 соток возле столицы, которые казахстанское законодательство гарантирует каждому гражданину страны. Он обратился в Земельный комитет Астаны, «и там меня поставили в очередь под номером 60 тысяч какой-то…», — сказал Абжан. Поняв, что в этой жизни воспользоваться своим участком не на бумаге ему не светит, Махамбет поехал по области, начав с поселков в тридцати километрах от города. На семидесятом километре ему улыбнулась удача, «только немного времени и нервов потерял, потому что не хотели давать землю в районном акимате (мэрии)». Однако угроза обратиться в прокуратуру возымела действие, и Махамбет, молодой отец троих детей, стал условным владельцем 10 соток. Почему условным? «Получил свой земельный участок не в частную собственность, а в аренду на три года с продлением», — объясняет Абжан. Для получения участка в собственность нужно его освоить, возвести дом и зарегистрировать. И еще как-то самому озаботиться инфраструктурой.

Мой старый товарищ, который в принципе не участвует ни в какой общественно-политической жизни, но пытается выживать вместе с матерью-инвалидом, дал краткую оценку всей сложившейся ситуации: «Народ просто <…> (достали)». Скорей всего, это все и объясняет.


Митинг 4 мая в Уральске. Фото Аскара Шайгумарова

Вчера в Уральске на площади Абая несанкционированно собралось около двухсот человек. Требования уже знакомы. Площадь быстро оцепили полицейские и не давали подходившим людям присоединяться к основной массе митингующих. За зданием офиса президентской партии «Нур-Отан» находилось три автобуса с солдатами. Но и в этот раз к людям спустились руководители местной администрации и предложили пройти в здание мэрии для обсуждения этого вопроса.

От редакции: На расширенном заседании правительства, которое состоялось вечером 5 мая, Назарбаев жестко сказал министрам: «Если вы, прежде всего, объясните народу, решите с парламентом, придете к решению, тогда снимем мораторий, если нет — не снимем. Надо было донести до населения, не понимающего, что ни о какой продаже земли нашей, сельскохозяйственной тем более, речи не идет. Механизмы и нормы принятого закона не были должным образом широко обсуждены с вовлечением общественности. Тревоги и заботы людей во многом оправданы. Если наши люди, казахстанцы, не понимают, не доверяют принятым решениям, значит, это неправильно. Мы же для людей делаем это все».

И теперь интересно понять, будет ли проведен общенациональный митинг 21 мая, согласуют ли его. Позиция президента прояснилась, и провластные партии смогут воспользоваться ситуацией и «оседлать», а потом и слить протест, повернув его в сторону «хороший президент и плохие, но уже уволенные министры».

Андрей Гришин

Международное информационное агентство «Фергана»

РЕПЛИКА:

По логике вещей товарищи, боровшиеся с земельной реформой правящего класса, должны быть освобождены из-за застенков режима

Share This Post

Post Comment