14 февраля Глава Республики выступал перед сообществом профессионалов-экологов

14 февраля Глава Республики выступал перед сообществом профессионалов-экологов
.

Рустэм Хамитов выступил на коллегии Министерства природопользования и экологии Башкортостана

 
14 февраля в Уфе Глава Башкортостана Рустэм Хамитов выступил на коллегии Министерства природопользования и экологии республики. В ходе заседания были подведены итоги работы министерства в 2016 году и обозначены приоритетные задачи на ближайший период.

Стенограмма выступления Рустэма Хамитова:

Добрый день, уважаемые коллеги! Хәйерле көн!
В зале – напряжённая тишина. Мы начали даже чуть раньше положенного времени на пять минут. Это хорошо. Разговор предстоит, наверное, продолжительный, потому что тема охраны окружающей среды неисчерпаема. Направлений много, есть о чём сказать. Много работы сделано. Сегодня мы с вами констатируем, что в Российской Федерации начался и продолжается Год экологии. Всё это, безусловно, воодушевляет профессионалов, работающих в этой области, и, конечно, придаёт особый смысл нашей сегодняшней встрече.
Поскольку я нахожусь среди профессионального сообщества, это удерживает меня от общих рассуждений. Тем не менее, хотелось бы всё-таки сказать и о глобальных вещах. В частности, о том, что вопросы охраны окружающей среды перешли в разряд глобальных, то есть волнующих всё человечество.
Сегодня в ходу так называемая гипотеза Геи. Как известно, Гея – это богиня Земли в древнегреческой мифологии. Эта гипотеза гласит о том, что атмосфера, гидросфера, геосфера и биосфера образуют единую эволюционирующую систему, способную самостоятельно поддерживать экологические условия, необходимые для существования жизни. Наша планета рассматривается как саморегулирующийся суперорганизм, который действует во всей совокупности факторов.
У этой теории, безусловно, есть противники. Некоторые считают её антинаучной. Суть не в этом. Суть в том, что население в основном (уверен в этом на 99 процентов) поддерживает эту гипотезу, считая себя – человечество – неотъемлемой частью нашего земного шара. С этим трудно спорить. Это действительно, скорее всего, так, поскольку мы ещё не знаем всех процессов, происходящих на Земле. Нет пока объединённой теории Земли и жизни, которая объяснила бы, почему всё на земном шаре происходит, почему на сегодняшний день в условиях техногенного давления жизнь скорее стабилизируется, нежели разрушается. Эта гипотеза побуждает нас воспринимать земную природу как взаимосвязанное конечное целое, в которое мы полностью включены.
С этим трудно спорить. Это глобальные рассуждения, глобальные проблемы. А локальные проблемы, которыми мы постоянно занимаемся, сводятся к простому перечислению задач. Это сбросы, выбросы, отходы, почва, лес, животный мир. Это то, над чем мы сегодня вместе с вами трудимся.

Хотел бы сразу сказать о том, что экологическая ситуация в республике, да и в стране стабилизирована. Сегодня можно говорить о том, что пускай мы находимся на достаточно высоком уровне с точки зрения загрязнения, техногенного давления, но эта ситуация стабильна. По многим вопросам мы всё-таки движемся вперёд и начали показывать симптомы улучшения.

Эти симптомы очевидны в том числе и для нашей республики. Индекс загрязнения атмосферного воздуха снижается. Мы видим, что в этой части есть определённые достижения. Несмотря на то, что происходит рост автомобильного транспорта, всё-таки ситуация лучше. Мы понимаем, что достаточно надёжно работают очистные сооружения на большинстве промышленных предприятий. Мы видим, что достаточно эффективно осуществляются контроль и надзор в области природоохранной деятельности и т.д. Это сегодняшнее состояние – стабильное, неухудшающееся – в целом заряжает нас оптимизмом.

Мы понимаем, что решение экологических проблем возможно в позитивном направлении, если общество в целом и профессиональное сообщество, которое отвечает за решение этих вопросов, трудятся и достигают результатов.

Понятно, что вся история развития человечества была связана с увеличением экологического давления. Судя по всему, первыми в результате человеческой деятельности страдали зелёные, лесные насаждения. Потом появилась ирригация, воздействие на водные объекты. Потом в результате промышленной революции появилось мощное давление на атмосферный воздух, выбросы. Далее сырьевые разработки привели к появлению нарушения почвы. Потом химия, химизация. Далее для нас сегодня наиболее актуальная тема – это ТКО (твёрдые коммунальные отходы), ТБО (твёрдые бытовые отходы). А в XXI веке всё это кумулятивное воздействие создаёт определённые проблемы для человечества.
Хотя мы с вами, профессионалы, понимаем, что работа одного вулкана или сильного ветра поднимает в воздух намного больше твёрдых частиц, чем всё выбрасываемое «богатство» наших промышленных предприятий. Или весеннее половодье смывает в наши реки столько гумуса и порой загрязняющих веществ, что все предприятия не смогут столько произвести. Или лесные пожары, или эрозия почв. То есть силы природы сегодня намного более действенны по отношению к миру, в котором мы живём, нежели силы воздействия человека. Хотя академик Владимир Иванович Вернадский, вы знаете об этом хорошо, всё-таки уже сформулировал, что человечество стало геологической силой.
Произошла стабилизация. Более того, на сегодняшний день мы видим улучшение ситуации по значимым и важным для нас направлениям.
Далее. Происходит снижение эмоционального фона вокруг вопросов охраны окружающей среды. Если 30 лет назад (я хорошо помню это время) в оценке состояния окружающей среды превалировали эмоции, причём на конфликтном уровне, то сегодня уже реально присутствуют объективные оценки ситуации. Поскольку и профессионализм появился, и методы оценки состояния окружающей среды. Одним словом, эмоциональная составляющая всё отодвигается.
Уменьшается протестная активность. Но об этом речь ещё будет ниже. Хотя сегодня мы можем сказать, что в целом каких-то таких сложных, сверхсложных конфликтов в вопросах охраны окружающей среды уже не так много.
Улучшается качество жизни, которое напрямую зависит от работы нашей промышленности, сельского хозяйства. Безусловно, это улучшение способствует смягчению критического восприятия состояния окружающей среды.
Далее. Хочу сказать о том, что снижаются и риски глобального загрязнения и уничтожения окружающего мира. Посмотрите сами: количество автотранспорта многократно выросло. Буквально вчера-позавчера мы с мэром Уфы вспоминали, что 15-20 лет назад в городе было 60 тысяч автомобилей, а сегодня – 475 тысяч. В восемь раз выросло количество автомобилей. Но загрязнение атмосферы в восемь раз не выросло. Поскольку и современная автомобилизация предполагает качественную работу двигателей, качественное сжигание топлива, и качество самого топлива тоже растёт, и все эти переходы на стандарты Евро-4, Евро-5, безусловно, уже присутствуют в полном объёме.
Новые предприятия строятся строго в соответствии с природоохранными требованиями. Многочисленные экспертизы, более тщательная проработка всех экологических вопросов, оценка общественного мнения и т.д. – всё это действует таким образом, что мы можем сказать: «грязные», экологически вредные производства практически уже не строятся. И все эти фантазии о том, что это предприятие нанесёт страшный вред или другое предприятие угробит всё вокруг – всего лишь фантазии.

Профессионалы понимают, что сегодня построить экологически вредное предприятие невозможно.

Сырьё. Конечно, будут вскрышные работы, будет давление на ещё не освоенные территории. Но масштабов, условно говоря, Сибайского карьера мы в ближайшем будущем уже иметь не будем. И отвалов, подобных тем, которые есть в Сибае, Учалах, Хайбуллинском районе, мы в обозримом будущем, а может, и никогда уже иметь не будем, потому что технологии идут вперёд.
Лес, флора, фауна. И здесь мы научились работать достаточно цивилизованно. Конечно, не без определённого, извините, «хулиганства», когда порой воровство леса ещё встречается, или браконьерство, или покушение на краснокнижные растения и животных. Всё это есть. Но в глобальном плане, в масштабе республики ситуация уже, можно сказать, нормализована. Даже если взять только по нашим лесным запасам (на память эти цифры привожу), площадь рубок составила порядка 13 тысяч га, а лесные угодья, земли лесного фонда у нас занимают 5 млн га. То есть рубки составляют примерно 0,2-0,3 процента. То есть влияние на таких площадях, конечно же, невелико. Это не говорит о том, что там нет проблем. Проблемы есть, и ими надо заниматься.

Нам в республике не грозит перенаселение. Есть такая замечательная страна – Бангладеш. Площадь этой страны – 147 тысяч кв. км. Площадь Республики Башкортостан – 143 тысячи кв. км. У нас живут 4,1 млн человек, а там проживают 160 млн человек на такой же площади. У нас сегодня демографическая проблема. Мы на прошлой неделе проводили серию совещаний о том, как справиться со снижением рождаемости. Нам нужен рост населения. Мы понимаем, что если в 2017 году мы удержимся по рождаемости на уровне хотя бы 2016 года, а ещё лучше прибавим тысячу человек, то это будет очень хорошо. Так вот с этих позиций на сегодняшний день антропогенное воздействие на территорию Республики Башкортостан по сравнению с аналогами по площади, такими странами, как Бангладеш, совсем небольшое. И рисков в этой части нет.
Так же, как с точки зрения экологии нет рисков кратного увеличения экономики. То есть такого массированного подъёма производства, которое бы создало неимоверные проблемы с точки зрения охраны окружающей среды, не предвидится. С точки зрения промышленного производства мы растём на проценты в год. Прошлый год мы закончили с индексом промышленного производства 102,6 процента.

Хотя этот год мы начали неплохо. Итоги января к январю 2016 года составили 107,9 процента. Удивительная цифра даже для нас! Хотя мы делаем всё для того, чтобы индекс промпроизводства рос, но таких результатов мы не ожидали. Нефтяники, химия, лесопереработка, лёгкая, пищевая промышленность – все сработали нормально.

Тем не менее, из этих позиций на ближайшие 10-20 лет мы не видим, что экономика начнёт расти кратно, по экспоненте и, таким образом, потащит за собой экологические проблемы.
Нет у нас с вами сложностей и с точки зрения недостатка земельных ресурсов. У нас с вами сегодня обрабатывается более 3 млн га пашни, это чуть меньше 25 процентов от площади нашей республики. Это тоже немного. Есть территории, где распаханность достигает 70-80 процентов.
То есть с точки зрения перспектив, каких-либо непонятных нам вызовов или сверхвызовов нет. Мы сегодня набрали компетенции, профессионально занимаемся вопросами охраны окружающей среды, понимая, что в будущем с точки зрения сбросов, выбросов, отходов, воздействия на животный мир, природную среду будем находиться примерно в таком же состоянии. Но это не говорит о том, что у нас с вами нет рисков или что надо, например, сокращать Министерство природопользования и экологии в два раза и вообще эту работу сворачивать. Конечно, нет. За все предыдущие десятилетия сделано столько антиэкологичного, что нам ещё с этими вопросами жить и работать долгое время.
Тем более появляются и новые риски. Я уже сказал о том, что проблема твёрдых коммунальных отходов нас уже берёт за горло. По сравнению с тем, что было 30-40 лет назад, количество отходов, ТКО выросло кратно: упаковки, уровень жизни и т.д. Всё это привело к тому, что сегодня эту тему мы считаем одной из приоритетных.
Далее. Сопряжённая с этой же темой неожиданно выходит тема туризма.

По прошлому году мы почти на 50 процентов увеличили внутренний, въездной туризм. Нашу республику посетили 1,4 млн человек. Все они привозят с собой и оставляют или бросают отходы, мусор. Таким образом, давление на окружающую среду растёт.

Мы боремся за туристов, с одной стороны. С другой стороны, не так много желающих убирать за туристами то, что они оставляют на нашей территории. Но, тем не менее, такая проблема есть. Тем более что ещё не решён вопрос по очистке зон отдыха вокруг наших водоёмов, знаменитых природных объектов. Одним словом, там работать надо много.
Кроме того, конечно же, никто не отменял сигнал «SOS» в наших «горячих» точках. Это микрорайоны, прилегающие к крупным промышленным предприятиям. И если сегодня здесь мы с вами говорим о том, что в целом ситуация стабилизирована, человеку или семьям, которые живут рядом с забором промышленного предприятия, кажется, что это совершенно не так. И для этого человека если что-то и изменилось, то совсем мало. Да, заводы, предприятия снизили количество выбросов, есть очистка и на трубах, и на стоках, ареал распространения этого загрязнения существенно снизился. Но тому, кто живёт за забором, плохо, потому что там есть и запахи, и всё остальное, сопряжённое с локализацией такого рода проблем.
Безусловно, это касается и сбросов, и проблемы, не решённой в наших городах, – поверхностного стока и отсутствия цивилизованной ливневой канализации. Мы с вами знаем, что весной с территории городов в наши реки смоет такое количество загрязняющих веществ, которое не снилось и даже не может быть достигнуто ни одним промышленным производством. Мы этого делать не умеем.
Безусловно, продолжается «экологическое хулиганство», когда под покровом ночи в атмосферу сбрасывается что-то совершенно ненужное, когда в лесопосадки вывозится бытовой, строительный или производственный мусор и т.д. Это хулиганство набирает обороты. Понятно, что здесь работают законы рынка, и люди пытаются минимизировать свои издержки. Хотя на самом деле, по моему ощущению, решение экологических, природоохранных вопросов стоит не так дорого.
Когда мы начинаем требовать у промышленников решения этих задач, слышим в ответ: «Это дорого, невозможно, у нас нет ресурсов». Давайте вместе с вами посчитаем на очень простом примере – очистные сооружения «Башнефти», современные, принимающие все стоки, очищающие их до нормативной глубины. В этом году их введут в эксплуатацию. Цена вопроса – 6 млрд рублей. Ежегодная прибыль этой компании (это тоже широко известные цифры) – примерно 100 млрд рублей. Прослужат эти очистные сооружения минимум 30 лет. Пускай ежегодно затраты на эксплуатацию, которые несёт с собой работа этих сооружений, составят 200 млн рублей. За 30 лет это ещё 6 млрд рублей. Итого – 12 млрд рублей. А прибыль за 30 лет составит 3 трлн рублей. То есть затраты на очистные сооружения будут меньше одного процента прибыли. Поэтому реально, когда говорят о том, что «не можем, невозможно построить, плохая экономика», на самом деле это не так.
Конечно, я сделал только некий упрощённый расчёт, чтобы сопоставить масштаб ресурсов. Конечно, у промышленных предприятий наверняка есть проблемы и с оборотными средствами, и с кредитами, и со всем остальным. Десятки и сотни причин можно придумать на этот счёт. Но в целом на вопросы охраны окружающей среды идёт один или максимум пять процентов либо от глобальных цифр валового регионального продукта, либо от объёмов работы промышленного предприятия. Это не разорительные цифры. Но иногда в целях защиты предприятия приводят такого рода аргументы. Так же и экологические хулиганы говорят: «Денег нет, поэтому мы сейчас туда всё растолкаем». На самом деле вредят и себе, и людям.
Дальше. Безусловно, очень тяжело проходят все техногенные аварии. Для нас эта тема – надёжность работы промышленных установок, промышленного производства – сверхактуальна. Не дай Бог, если что-то происходит с людьми, работающими. В прошлом году мы имели тяжёлую аварию на наших нефтеперерабатывающих заводах. Конечно, этот фактор риска присутствует постоянно, каждую минуту. Промышленное производство сопряжено с риском, а значит, с нерасчётными ситуациями, выбросами в атмосферу, сбросами в водные объекты и т.д. Это настоящий риск. Всё, о чём я говорил раньше, обсуждаемо, а здесь – риски.
Условия труда на рабочем месте. Люди, рабочие чаще всего страдают из-за того, что не обеспечены достаточно комфортные условия работы. Не оборудовано рабочее место не только на промышленном предприятии, но и в офисе, конторе, детском саду или школе. Это та ситуация, которой занимаются гигиенисты, и в целом они тоже дают нам неплохие цифры и показатели. Но всё-таки это тема для обсуждения и разговора.
В целом – я ещё раз повторяю – ситуация стабильна со значительным при этом количеством локальных экологических проблем, которые нам надо решать. Тем не менее, мы отмечаем, что профессионализм сегодня вполне высок, и он позволяет нам достаточно надёжно работать на этом фоне.
Что ещё с точки зрения сложностей? Сегодня вопросы охраны окружающей среды имеют две плоскости. Первая – бизнес. Это и добыча сырья, и переработка отходов. Вы знаете, что сегодня на фронте переработки ТКО (твёрдых коммунальных отходов) разгорелись конфликты, войны, столкновения, борьба за этот рынок. Это даже не столько экологическая тема, сколько тема бизнес-взаимодействия.
С другой стороны, экологические вопросы вытаскиваются с точки зрения политического воздействия. Формируются общественные движения и партии. Понятно, что к выборам эту тему иногда подогревают достаточно сильно. На самом деле это нормально, и тут нет никаких возражений. Но только нельзя переходить границы. Это не должно быть гипертрофированным, превращаться в свою противоположность. Попытка защитить людей от плохого состояния окружающей среды в таком гипертрофированном виде порой наносит здоровью человека больше вреда, чем пресловутые выбросы и сбросы, которые есть. Это уже психологические факторы.
Конечно же, в политическом смысле используют охрану окружающей среды для устранения конкурентов. Небылицы, напраслина, обман, ложь, возбуждение нездорового интереса к тому или иному производству – всё это тоже присутствует. Но это свойство того общественного устройства, в котором мы с вами сегодня живём. Сегодня в стране конкуренция, более того, есть специальные службы, которые конкуренцию поощряют. Но эти риски тоже считаемые, понятные, управляемые и не носят какого-то стихийного характера.
На самом деле охрана окружающей среды, прежде всего, требует немного здравого смысла. Мы с вами знаем из биологических наук, что сегодня на Земле насчитывается всего 2 млн биологических видов. Это растения, животные, грибы, бактерии. Но по оценкам науки, открыта только треть того, что есть на сегодняшний день. А другие оценки говорят, что этих видов на самом деле ещё больше – 10-15 млн за счёт микроорганизмов.
Каждый год открывается порядка 20-25 тысяч новых биологических видов. То есть каждый день примерно 100-150  видов: микроорганизмы, какие-то жучки-паучки или, может быть, неизвестные растения описываются, систематизируются и т.д. Эта работа производится каждый день.
С точки зрения техногенных нагрузок та же самая наука говорит о том, что ежегодно исчезает около 1,5-2 тысяч биологических видов. Получается, что прибытие новых биологических видов пока опережает потерю. Но мы этого не знаем на самом деле, потому что в окружающем нас мире происходит слишком сложное взаимодействие, и оценить его мы ещё по-настоящему не можем. У нас с вами остаётся только одна задача – охранять то, что мы имеем, и способствовать развитию биологического разнообразия.

По сути, нам надо нейтрализовать две опасные тенденции: продолжающийся бесконечный рост влияния человека на окружающую среду и убывание биоразнообразия. Эти задачи решаемые.

В своём выступлении я попытался смоделировать ситуацию с точки зрения роста техногенного давления в нашей республике. Этого роста не будет. Более того, эта составляющая деятельности человека будет снижаться. А биоразнообразие, надеюсь, наши профессионалы тоже достаточно активно защищают и способствуют тому, чтобы «младший брат» на планете чувствовал себя хорошо, будь это растительный мир, животные или микроорганизмы.
В этом зале – профессионалы. Уважаемые коллеги! От нас, от нашей работы зависит то, как будет реализовываться природоохранная деятельность в Республике Башкортостан. Колоссально много зависит от вашей работоспособности, совести, умения организовать эту деятельность. Надеюсь, что с этим у вас всё хорошо. Было бы совершенно безнравственно рассматривать природоохранную деятельность как бизнес, средство для сверхзаработка. Мне кажется, что в этом министерстве должны работать люди с очень чистой совестью. Требования к вам очень высоки.
Вы отвечаете в том числе и за общественное спокойствие. Ни полиция, ни правоохранительные органы не могут сделать столько, сколько вы, с точки зрения сохранения общественного порядка и общественного спокойствия. Я говорю это не для красного словца. Понимаю это, исходя из той должности, которую сегодня занимаю.

Знаю, насколько чувствительны вопросы охраны окружающей среды, как глубоко они сегодня проникли в поры нашего общества. От вашей деятельности зависит и нравственное, и, конечно, физическое здоровье наших граждан.

Работы у нас много. То, что я вам рассказал в режиме мини-лекции, не должно вас успокаивать. Более того, вы видите, что у нас есть тревожные и сложные моменты, над которыми нам всем вместе надо трудиться. А я – ваш первый помощник в этой деятельности.
Спасибо большое.
http://glavarb.ru/rus/press_serv/vystupleniya/66872.html

Share This Post

Post Comment