Первое свидание с женой после 2,5 лет отсидки в назарбаевских застенках

Первое свидание с женой после 2,5 лет отсидки в назарбаевских застенках

Через два с половиной года одиночной камеры Вадим Курамшин встретился с супругой

Мы сообщали, что Вадим впервые за два с половиной года получил длительное свидание со своей супругой Екатериной в пятницу 3 февраля в колонии ЕС 164/4, что стало результатом перевода его из одиночной камеры СУС (сектор усиленного содержания) в медицинскую часть, а затем и в третий отряд. Мы представляем вниманию читателей рассказ Екатерины Курамшиной об этой встрече. Кроме этого в ближайшее время опубликуем его последние статьи, написанные в заключении.

Комитет по освобождению Вадима Курамшина

В пятницу 03.02.2017г. я зашла на длительное свидание к своему супругу. Свидание длилось двое суток. Конечно, этого свидания мы ждали очень долго. Не стоит и говорить чего нам стоила эта длительная разлука. До последнего ожидали провокаций, до последнего не верилось, что оно состоится. Психологически было очень тяжело все это время смотреть, как Вадима просто напросто уничтожали, тяжело было со всех сторон – нам дома, ему в колонии.

Очень много провокаций было со стороны администрации за последние два года. К слову сказать, только с первого по девятнадцатое января на Вадима было наложено восемь взысканий. Все они не нашли своего подтверждения и администрации колонии все таки пришлось их аннулировать.

Состояние Вадима на сегодняшний день оставляет желать лучшего. За все это время отбывания наказания в колонии Жамана он стал практически инвалидом. У него очень серьезные проблемы с позвоночником и он практически не может сидеть. У него обострилась бессонница и за двое суток нашего свидания, ему удалось поспать всего пару часов. Это очень тяжело для него и перегрузка эмоционального состояния на лицо.

Особенно возмущает тот факт, что даже личные письма отправлялись с большой задержкой. Какие были последние провокации даже и говорить не хочется. Пример тому 31 января. Для всех,  кто на этот момент находился в БУРе – это 14 человек. Один начальник отдела разрешил выдать со столовой 2 кг мяса, 1 кг лука, сладкое. В отряде хоз. обслуга  объявила, что вечером разнесут угощения всем. Но Вадиму Курамшину было не судьба получить угощения из продуктов предназначенных для всех.

По тюремным нормам это личное оскорбление. Когда Вадим решил выяснить, кто эту каверзу придумал, ему ответили весьма странно: «Зачем тебе о таких вещах беспокоится. Ведь ты самому Аблязову у нас телеграммы отправляешь». Таким образом, надо полагать, что моему супругу мстят за телеграмму предназначенную семье Аблязовых. Дело, конечно, далеко не в этих котлетах, дело в отношении администрации к политическому заключенному.

Наша семья очень надеется, что администрация колонии не продолжит свои подлые  выдумки, касающиеся  моего мужа, и вновь не отправит его в БУР барак. Ведь такие ситуации уже имели место быть. Как только мы даем информацию об улучшении ситуации в данной колонии, как сразу же на него усиливается давление. Вроде как администрация создает положительные условия содержания на недельку другую, а затем прячут его  снова в БУР (СУС) как можно дальше от семьи, близких, и вообще от всего происходящего на воле.

Мы очень боимся, что все повторится вновь. Этот кошмар, эта разлука, эти ощущения, когда ты вообще не понимаешь, что происходит с твоим близким человеком вдали от дома. Кому-то может показаться, что так нам и надо и чего мы хотели, раз он попал в такую ситуацию. Но не дай Бог ни кому испытать то, что мы испытали за последние два года. Когда ты видишь своего мужа, и тебе не верится, что он жив. Самое главное что жив…

О всех подлых провокациях, касающиеся последнего года пребывания моего супруга в БУР бараке (СУС), мы дадим материал чуть позже.

На сегодняшний день он находится в третьем бараке. Находится на постельном режиме. На обычных условиях содержания. При этих условиях он сможет звонить домой один раз в неделю. Короткие двух часовые свидания мы будем получать один раз в четыре месяца. Длительное свидание и посылка положена один раз в год.

И мы этому несказанно рады. Мы счастливы, что его перевели из БУР Барака (СУС) из одиночной камеры, где он провел свои последние 2,5 года. В такие моменты жизни, наверное, как никогда понимаешь, что для настоящего счастья ни так много и надо. Главное, чтобы семья была рядом, чтобы все были живы и здоровы, ну а все остальное это лишь приложение. Как часто мы не ценим то, что имеем, то, что нам так необходимо для самого настоящего счастья.

Екатерина Курамшина

06.02.2017г.

http://socialismkz.info/?p=17332

РЕПЛИКА:
Свободу политзаключенным постсоветского пространства !

Share This Post

Post Comment